Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
имена друг друга) — когда местоимение фактически функцио­
нирует как собственное и м я .
Не менее показательно, вообще говоря, обозначение в дет­
ской речи действия. Дойдя до места, где взрослый употре­
бил бы глагол, ребенок может перейти на паралингвистическое
и з о б р а ж е н и е действия, сопровождаемое междометным сло­
вотворчеством. Можно считать это именно специфической д л я
детской речи формой повествования. Наиболее близкой моде­
лью детского рассказывания был бы искусственно скомпанованный текст, в котором название предметов осуществлялось бы
при помощи собственных имен, а описание действий — сред­
ствами вмонтированных к и н о к а д р о в .
1 6

17

В таком способе передачи глагольных значений с особенной
наглядностью проявляется мифологизм мышления, поскольку
действие не абстрагируется от предмета, а интегрировано с но­
сителем и может выступать вообще как состояние собственного
имени.
М о ж н о полагать, что онтогенетически обусловленный мифо­
логический пласт закрепляется в сознании (и в я з ы к е ) , делая его
гетерогенным и создавая в конечном итоге напряжение между
полюсами мифологического и немифологического восприятия.
5.1. Необходимо подчеркнуть, что «чистая», т. е. совершенно
последовательная модель мифологического мышления, вероят­
но, не может быть документирована ни этнографическими дан­
ными, ни наблюдениями над ребенком. В обоих случаях иссле­
дователь имеет дело с текстами комплексными по своей орга­
низации и с сознанием более или менее гетерогенным. Это мо­
ж е т объясняться, помимо возмущающего воздействия сознания
наблюдателя, тем, что последовательно мифологический этап
д о л ж е н относиться к такой ранней стадии развития, которая в
принципе не может быть наблюдаема как по хронологическим
соображениям, так и по принципиальной невозможности всту­
пления с нею в контакт, и единственным инструментом исследо­
вания которой я в л я е т с я реконструкция. В равной мере допусти­
мо и другое объяснение, согласно которому гетерогенность явля­
ется исконным свойством человеческого сознания, д л я механиз-