Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
ственных имен образует не только категориальную сферу есте­
ственного я з ы к а , но и особый его мифологический слой. В ряде
языковых ситуаций поведение собственных имен настолько от­
лично от соответствующего поведения других я з ы к о в ы х катего­
рий, что это невольно наталкивает на мысль о том, что перед
нами инкорпорированный в толщу естественного я з ы к а некото­
рый другой, иначе устроенный, я з ы к .
Мифологический пласт естественного я з ы к а не сводится не­
посредственно к собственным именам, однако собственные име­
на составляют его ядро. К а к показывает целый р я д специаль­
ных лингвистических исследований, в языке вычленяется во­
обще особый лексический слой, характеризующийся экстранор­
мальной фонетикой, а т а к ж е специфическими грамматическими
признаками, кажущимися на фоне данного я з ы к а аномальны­
ми: сюда относятся, между прочим, звукоподражания, разно­
образные ф о р м ы экспрессивной лексики, так называемые «дет­
ские слова» (nursery-words) , ф о р м ы к л и ч а и отгона животных
и т. п . При этом данный слой, с точки зрения самого носителя
я з ы к а , выступает как первичный, естественный, не-знаковый:
показательно, в частности, что соответствующие элементы ис­
пользуются в ситуации разговора с детьми (детские слова), с
животными (подзывные слова, ср. еще названия животных по
мастям и т. д.), а иногда и с иностранцами и т. п. Симптоматич­
но, что слова такого типа могут объединяться к а к по форме,
так и по употреблению с собственными именами: так, в русском
языке «детские слова» о ф о р м л я ю т с я по типу гипокористических собственных имен (киса, бяка; вова как обозначение волка,
петя — петуха, и т. п.), подзывные слова (цып-цып,
кис-кис,
мась-масъ и т. п.) выступают, по существу, как звательные фор­
мы (соответственно, от цыпа, киса, мася и т. д.). Не менее по­
казательна и обнаруживающаяся при этом общность с детским
языком, которая объясняется той особой ролью, которую игра­
ют собственные имена в мире ребенка (где вообще все слова мо­
гут потенциально выступать к а к имена собственные); см. специ­
ально ниже, § 1-5.
9

1 0

4. Мифологическому миру присуще специфическое мифоло-