Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
ждествление (соотнесение с изоморфным объектом в иной ипо­
стаси). В я з ы к а х с артиклем подобная трансформация в неко­
торых случаях, по-видимому, м о ж е т быть осуществлена посред­
ством детерминации имени, выступающего в функции предика­
та, при помощи определенного а р т и к л я . В самом деле, опреде­
ленный артикль превращает слово (точнее, детерминированное
сочетание) в название, в ы д е л я я обозначаемый объект как из­
вестный и к о н к р е т н ы й .
3

Примечание:
Следует подчеркнуть связь некоторых типичных
сюжетных ситуаций с номинационным характером мифологического
мира. Таковы ситуации «называния» вещей, не имеющих имени, ко­
торые рассматриваются одновременно и как акт творения , переиме­
нования как перевоплощения или перерождения; овладения языком
(например, птиц или животных); узнавания «истинного» названия или
сокрытия его . Не менее показательны разнообразные табу, наклады­
ваемые на имена собственные; с другой стороны, и табуирование имен
нарицательных (например, названий животных, болезней и т. д.) в це­
лом ряде случаев определенно указывает на то, что соответствующие
названия осознаются (и, соответственно, функционируют в мифоло­
гической модели мира) именно как собственные имена .
4

5

6

М о ж н о сказать, что о б щ е е з н а ч е н и е с о б с т в е н н о г о
и м е н и в его п р е д е л ь н о й а б с т р а к ц и и с в о д и т с я к
м и ф у . Именно в сфере собственных имен происходит то ото­
ждествление слова и денотата, которое столь характерно д л я
мифологических представлений и признаком которого являют­
ся, с одной стороны, всевозможные табу, с другой же — риту­
альное изменение имен собственных (ср. ниже, § Ш - 2 ) .
Это отождествление названия и называемого, в свою оче­
редь, определяет представление о неконвенциональном характе­
ре собственных имен, об их онтологической сущности . Отсюда
мифологическое сознание может осмысляться с позиции разви­
тия семиозиса как а с е м и о т и ч е с к о е .
Итак, м и ф и имя непосредственно связаны по своей при­
роде. В известном смысле они взаимоопределяемы, одно сво­
дится к другому: м и ф — персонален (номинационен), имя —
мифологично .
3.1. Исходя из сказанного, можно считать, что система соб7

8