Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
ческом сознании аналогичен собственному имени. Напомним в
этой связи, что общее значение имени собственного принципи­
ально тавтологично: то или иное имя не характеризуется диф­
ференциальными признаками, но только обозначает объект, к
которому прикреплено данное имя; множество одноименных
объектов не разделяют с необходимостью никаких специальных
свойств, кроме свойств обладания данным и м е н е м .
Соответственно, если ф р а з а Иван — человек не относится к
мифологическому сознанию, то одним из возможных результа­
тов ее мифологизации может быть, например, ф р а з а Иван —
Человек — и именно в той степени, в какой слово человек в
последней фразе будет выступать как имя собственное, отвеча­
ющее персонификации объекта и не сводимое к «человечности»
(или вообще к тем или иным признакам «homo sapiens*) . Ср.,
с другой стороны, аналогичное соответствие фраз Иван — гер­
кулес и Иван — Геркулес, где слово геркулес в одном случае
выступает как нарицательное, а в другом — как собственное
имя, соотнесенное с конкретным персонажем, принадлежащим
иной ипостаси; в последнем случае имеет место не характери­
стика Ивана по какому-либо частному признаку (например, по
признаку физической силы), а характеристика его через инте­
гральное целое — через наименование. Легко согласиться, что
пример этот имеет несколько искусственный характер, посколь­
ку нам трудно в действительности отождествить конкретное ли­
цо с мифологическим Гераклом: последний связывается д л я нас
с определенным культурно-историческим периодом. Но вот со­
вершенно реальный пример: в России в XVIII веке противни­
ки Петра Первого называли его «антихристом». При этом д л я
одних это был способ характеристики его личности и деятель­
ности, другие же верили, что Петр н а с а м о м д е л е и есть
Антихрист. К а к видим, один и тот же текст может функциони­
ровать существенно различным образом.
1

2

Итак, если в рассмотренных примерах с нарицательными
именами в предикатной конструкции имеет место соотнесение с
некоторым абстрактным понятием, то в соответствующих при­
мерах с собственными именами имеет место определенное ото-