Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
(см.: Лурье, 1958а, с. 166-169; Лурье, 1986а, с. 113-115). Для нас суще­
ственно, что Троицкая редакция является более полной.
Ср. колоритное описание нечестивости индийской земли у Афа­
насия Никитина: «А все черныя, а все злодьи, а жонки все бляди, да
вьдь, да тать, да ложь, да зельи господаря морять» (Т374об., Э446,
С414, У304об.). Заслуживает внимания, между прочим, указание на
то, что в индийской земле «господаря морять» — это фигурирует как
типичная черта анти-поведения.
Одновременно эти три моря имеют и конкретный географиче­
ский смысл, и Афанасий Никитин их называет: «прьвое море Дербеньское, дор1я Хвалитьскаа; второе море Индьйское, дор1я Гондустаньскаа; третье море Черное, дор1я Стемъбольскаа» (Т369, Э442,
С411-411об., УЗОО-ЗООоб.; ср. также: Т371об., Э444, С412об., У302;
Т392, Э458, С421, У318об.). Имеются в виду Каспийское море, Ин­
дийский океан и Черное море. Слово «дория» восходит к персидскому
слову darya, обозначающему «море»; Афанасий Никитин дает парал­
лельные русские и туземные названия. Между прочим, Черное море
в ряде списков «Хожения за три моря» именуется «Чермным» (Архивский список II Софийской летописи, Сухановский список, список
Ундольского); в других списках названия «Черное море» и «Чермное
море» варьируются (так в Троицком и Эттеровом списках, ср.: Т369,
Т392; Э442, Э458); название «Чермное море», по-видимому, следует
признать за первоначальное.
Отметим в этой связи, что в средневековой культуре слово «Ин­
дия» выступало иногда как общее наименование Востока, причем мо­
гли различаться т р и И н д и и в зависимости от степени удаления;
последняя Индия мыслилась на конце света (см.: Райт, 1965, с. 272).
Это представление о «трех Индиях», которые простираются до того
места, где сошлось небо с землей, и в котором течет река, идущая из
рая, нашло отражение в «Сказании об Индейском царстве» (см.: Спе­
ранский, 1930, с. 457-458, ср. с. 462). Характерно наименование Индии
«Солнцеградом» в древнерусской письменности (ср. описание мора в
3-й Псковской летописи под 1352 г.: «Некотории же рьша: той моръ
из Ындискои земли от Солнца града [по другому списку: от Солнцеградъ]» — Псков, лет., II, с. 102; ср.: Дювернуа, 1894, с. 194; Сперан­
ский, 1930, с. 448).
5 2

5 3

5 4

Ср., например: «кулъ да каравашь письяръ хубь с1я», т.е. «рабы
и рабыни очень хорошие черные» (Т381об., Э450об.). Первая половина
этой ф р а з ы состоит из татарских слов, а вторая — из персидских (см.:
Петрушевский, 1958, с. 230, примеч. 184).
В некоторых случаях, правда, использование чужого языка мо­
жет быть отнесено на счет специфики дневниковой записи, т. е. объяс­
няться как результат более или менее непосредственной фиксации впе5 5