Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
рай?» (ПСРЛ, VII, 1856, с. 213). Ср. в этой связи: Веселовский, 1891,
с. 101-104; Успенский, 1982, с. 58.
«И то мьсто святаго рая находилъ Моиславъ Новгородецъ и сынъ
его Яковъ, и всьх ихъ три юмы [ладьи], и одина отъ нихъ погибла, мно­
го блудивъ, а двь ихъ потомъ долго носило море вьтромъ, и принесло
ихъ к высокимъ горамъ. И видьша на горь той написанъ Дьисусъ лазоремъ чюднымъ и велми издивленъ паче мьры, яко не человьчьскима
рукама творенъ, но Болаею благодарю; и свьтъ бысть въ мьсть томъ
самоаяненъ, яко не мощи человьку исповьдати; и пребыш'а ту долго
время на мьсть томъ, а солнца не видьша, но свьтъ бысть многочаст­
ный [в тексте ошибочно: многочестный], свьтлуяся паче солнца; а на
горахъ тьхъ ликоваша многа слышахуть, и веселия гласы свьщающа
. . . а тьхъ, брате, мужей и ныньча дьти и внучата добры здоровы»
(ПСРЛ, VII, 1856, с. 213-214).
Ср. типологически аналогичный мотив в ирландской саге «Плава­
ние Брана, сына Фебала» (см.: Мейер и Нат, I-II), а также в ирланд­
ской легенде о плавании св. Брендана (см.: Шрёдер, 1871), которое
было известно на Руси (см.: Серебрянский, 1908, с. 528; Седельников,
1927, с. 233, примеч.1). Вообще о мотиве посещения рая в западной
литературе см.: Граф, I, с. 73-126, 175-193; Райт, 1965, с. 261-265, ср.
с. 71-72; Пэтч, 1970, с. 134-174; Веселовский, 1891, с. 93 и сл.; Гуревич,
1977, с. 6 и сл.; относительно расположения рая в пределах географи­
ческого пространства см. также: Граф, I, с. 1-238; Граф, 1878; Кимбль,
1968,с.24-25, 31, 130, 184-185, 194, 198-199, 218, 243-244; Коли, 1897.
4

5

Ср.: « . . . и пошли льсомъ и перешли льсомъ двадесять поприщь,
и пришли к рькь болшой. Ажъ за рькою стоитъ градъ златъ, и въ
томъ граде сад и винограды . . . и в томъ саду многая птицы райсюя» (Ржига, 1930, с. 383). Как отмечает В. Ф. Ржига, данная повесть
восходит к апокрифическому сказанию о Макарий Римском, а также
отчасти к «Сказанию об Индейском царстве»; существенно, однако,
что в повести монахам самим довелось увидеть земной рай, тогда как
в апокрифе они узнают о нем только из рассказа Макария (см. там
же, с. 379; ср. еще: Сперанский, 1930, с. 434; Салмина, 1987, с. 42).
6

Ср. в русской переработке «Сказания об Индейском царстве»:
«Да есть в моем царстве остров, а живет в нем царь Иван, а лю­
ди у него имянуютца Рахманы. . . И овощу всякова различнова у них
множества, а древа высока и красна зело, овощами различными укра­
шены: едины созреваху, другия же цъветяху, третия же узъревшу»;
далее следует описание реки Тир, которая течет из земного рая (см.:
Сперанский, 1930, с. 401).
О рахманах как обитателях рая или же места, находящегося в
непосредственной близости от рая, упоминает, между прочим, Васи­
лий Калика в своем послании к Феодору Доброму; говоря о том, что
7