Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
шению к нашему времени». « Д л я такого существа, — замечает
Винер, — никакая связь с нами не была бы возможна. Сиг­
нал, который оно послало бы, дошел бы к нам в логическом
порядке следствий — с его точки зрения — и причин — с на­
шей точки зрения. Эти причины уже содержались бы в нашем
опыте и служили бы нам естественным объяснением его сигнала
без предположения о том, что разумное существо послало нам
сигнал. Если бы оно нарисовало нам квадрат, остатки квадрата
представились бы нам предвестниками последнего и квадрат ка­
зался бы нам любопытной кристаллизацией этих остатков, все­
гда вполне объяснимой. Его значение казалось бы нам столь же
случайным, как и те лица, которые представляются нам при со­
зерцании гор и утесов. Рисование квадрата показалось бы нам
катастрофической гибелью квадрата — внезапной, но объясни­
мой естественными законами. У этого существа были бы такие
же представления о нас. Мы можем сообщаться только с ли­
цами, имеющими такое же направление времени» (Винер, 1961,
с. 3 4 - 3 5 ) .
45

Ситуация, которую описывает Винер, отчасти близка к кос­
мологической картине мира — в самом деле, будущее призна­
ется здесь объективно существующим, хотя оно и недоступно
нашему восприятию ( д л я н а с оно не существует). Эта космо­
логическая картина описывается, однако, в терминах историче­
ского сознания, которое предполагает, как мы знаем, установле­
ние причинно-следственных связей между предшествующими и
последующими состояниями.
Коль скоро будущее существует, оно не укладывается д л я
нас в рамки исторического сознания. Вместе с тем, мы можем
описать космологическую картину мира в терминах историче­
ского сознания, если представим себе два встречных временных
потока — или, иначе говоря, два времени, движущиеся навстре­
чу друг другу — от нашего настоящего к нашему будущему и от
нашего будущего к нашему настоящему. При этом время, дви­
жущееся нам навстречу — от будущего к настоящему, — не
воспринимается в рамках исторического сознания; оно может
восприниматься, однако, в рамках сознания космологического.