Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
ж е т быть неизвестной, однако это отнюдь не снимает актуаль­
ности самой оппозиции.

П.
1. Итак, понятия нравственной чистоты и локального рас­
положения выступают слитно в архаических представлениях:
нравственным понятиям присущ л о к а л ь н ы й признак, а локаль­
ным — нравственный. География выступает к а к разновидность
этических знаний, и тем самым перемещение в пространстве ока­
зывается отмеченным в нравственном отношении.
Именно в этом контексте д о л ж н о рассматриваться «Хожение
за три моря» Афанасия Никитина. По своим композиционным
и жанровым особенностям сочинение Афанасия Никитина явно
перекликается с древнерусскими паломничествами («хожениями») и, по-видимому, д о л ж н о восприниматься на этом литера­
турном фоне — как «хожение» в неправильное (нечистое) место,
т. е. как своего рода а н т и - п а л о м н и ч е с т в о : если паломни­
чество в нормальном случае описывает путешествие в с в я т у ю
землю, то в данном случае, напротив, описывается путешествие
в г р е ш н у ю , п о г а н у ю землю (см.: Трубецкой, 1963, с. 38;
Трубецкой, 1973, с. 9 9 - 1 0 0 ) .
50

Знаменательно, что сам Афанасий Никитин характеризует
свое сочинение именно как «грешное хожение», ср.: «Се написах грьшьное свое хожеше за три м о р я . . . » (Т369, Э442, С411
об., У 3 0 0 ) ; полагаем, что перед нами в данном случае не тра­
диционный прием авторского самоуничижения, но очень точное
содержательное указание на обратный, «перевернутый» харак­
тер данного « х о ж е н и я » . Вместе с тем, ввиду того, что бы­
ло сказано выше (§ 1-1) об отношении к з а м о р с к и м стра­
нам, выражение «хожение за т р и м о р я » приобретает особое
з н а ч е н и е ; итак, все компоненты этого названия оказываются
исключительно значимыми.
51

52

00

Соответственно объясняются особенности поведения Афа­
насия Никитина, которое очень часто имеет перевернутый ха­
рактер, т. е. относится к плану анти-поведения (см. вообще об