Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
Б е л ы е Р у с и , в них же есть государь великий брат мои Василеи Васильевичу ему же въсточнии царие прислухаю [sic!] и
велиции князи с землями с л у ж а т ь ему. Но смиренна ради благочестиа и величеством разума благоверия не зовется царем,
но князем великим руским своих земель православия» (Попов,
1875, с. 364-365). Итак, Василий Темный, согласно этому доку­
менту, в сущности должен был бы называться царем и не зо­
вется так только из скромности; после этого автор « С л о в а . . . »
регулярно именует его царем.
В то же время в «Повести» Симеона Суздальца (14471448 гг.), являющейся одним из основных источников «Сло­
ва и з б р а н н а . . . » , о Василии Темном говорится как о «благо­
верном и христолюбивом и благочестивом истинно православ­
ном великом князе Василии Василиевиче, б е л о м ц а р е в с е а
Р у с и и » (Крайцар, 1976, с. 70, 98) — и это, насколько мы знаем,
первая фиксация названия «белый царь» как специфического
наименования московского государя в письменном источнике;
вскоре после этого данное наименование становится достаточно
распространенным . Мы можем предположить, что выражения
«высшее христианство Белые Руси» в «Слове и з б р а н и е . . . » и
«белый царь всеа Русии» в «Повести» Симеона Суздальца пе­
рекликаются друг с другом — в обоих случаях речь идет о Мо­
сковском государстве как оплоте истинной веры и источнике
благочестия .
29

30

Это наименование русского монарха имеет явные сакраль­
ные коннотации. Оно соответствует фольклорному образу Бе­
лого царя в стихе о Голубиной книге, в котором отразилось,
по-видимому, представление об апокрифическом пресвитере Ио­
анне (см.: Сперанский, 1930, с. 443). Ср.:
У нас Белой царь над царямы царь.
Почему тот царь над царямы царь?
У нашего царя у Белого
Есть святая вера христианская,
Его рука всих выше царская