Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
Это восприятие, вероятно, имеет глубокие корни, и мож­
но предположить, что оно восходит к архаическим, дохристи­
анским представлениям, которые были затем переосмыслены в
христианской перспективе. С принятием христианства святость
Руси определяется ее вероисповеданием , и замечательно, что
жители этой страны — и прежде всего простой народ, поселя­
не — именуются «крестьяне», т. е. х р и с т и а н а м и : обозначение
простонародья «христианами» едва ли не столь ж е беспреце­
дентно, к а к и наименование « С в я т а я Р у с ь » .
22

23

2 4

Подобное восприятие получает специальное обоснование в
XV в., когда после Флорентийской унии с Римом (1439 г.) и
последующего падения Константинополя (1453 г.), которое бы­
ло осмыслено именно к а к наказание за отпадение от правосла­
вия, — Русь оказалась единственным оплотом православия: Ви­
зантия и Русь к а к бы меняются местами, в результате чего Мо­
сковская Русь оказывается в центре православного (а тем са­
мым и христианского) м и р а . С этим непосредственно связано
образование русской автокефальной церкви (которая отделяет­
ся от константинопольской патриархии) и в конечном счете —
претензии великого к н я з я московского (который воспринимает
себя к а к единственного независимого монарха православной ой­
кумены и хранителя истинной веры) на то место, которое ранее
занимал византийский император (см.: Успенский, Восприятие
и с т о р и и . . . — наст, изд., с. 100-102).
25

Если ранее митрополит, управлявший русскими епархиями,
ставился константинопольским патриархом, то у ж е в 1448 г. —
вскоре после Флорентийской унии — русские епископы самочин­
но ставят митрополита Иону; падение Константинополя оконча­
тельно решает вопрос об автокефалии. Едва ли не сразу же по­
сле кончины митрополита Ионы — после поставления его преем­
ника митрополита Феодосия, но еще при жизни Василия Темно­
го (в 1461-1462 гг.), — неизвестный нам автор пишет специаль­
ное сочинение, посвященное учреждению автокефалии: «Слово
избрано от святых писаний еже на латыню и сказание о соста­
влении осмаго сбора латыньскаго и о извержении Сидора прелестнаго и о поставлении в Рустей земли митрополитов, о сих же