Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
двойное деление: только рай и ад моделируют наши предста­
вления о пространстве, если оно оценивается в нравственных
категориях: святая, чистая земля — это в принципе нечто вроде
рая, хотя люди обычно и не соответствуют этому месту (подобно
тому, как Адам и Ева не соответствовали святости р а я ) .
Отсюда столь большое значение имеет в средневековом ми­
ровоззрении паломничество. Хождение в святую землю приоб­
щает к святости, это как бы хождение в р а й . Точно так же,
напротив, путешествие в грешную землю — иноверную и осо­
бенно нехристианскую — считалось делом крайне сомнитель­
ным в религиозном отношении: в Древней Руси туда избегали
ездить, и тех, кто отправлялся за границу, могли оплакивать
как покойников . Вот, что говорит, например, Конрад Буссов
в «Летописи Московской» 1613 г.: «Русские, особливо знатного
рода, согласятся скорее уморить, нежели отправить своих детей
в чужие земли. . . Они думают, что одна Россия есть государство
христианское; что в других странах обитают люди поганые, не­
крещеные, не верующие в истинного Бога; что их дети навсегда
погубят свою душу, если умрут на чужбине между неверными,
и только тот идет прямо в рай, кто скончает жизнь свою на ро­
дине» (Устрялов, I, с. 76; ср.: Буссов, 1961, с. 1 3 3 ) . Между тем,
Пушкин в «Истории Петра» приводит «фамильное предание»:
« Ж е н ы молодых людей, отправляемых [при Петре] за море, на­
дели траур (синее платье)» (Пушкин, X, с. 4); «яко тогда мне­
ние было всех плавающих за море полумертвыми нарицать», —
замечает в этой же связи Крекшин (1841, с. 9 9 ) . Достаточно
выразительно в этом смысле белорусское проклятие: «Каб цябе
нячистая зямелька насша» (Гринблат, 1979, с. 224, ср. с. 467);
это проклятие следует, по-видимому, сопоставить с проклятия­
ми типа: «Провал тебя возьми!», «Провалиться бы тебе в тарта­
рары!» и т. п. (см. о таких проклятиях: Успенский, 1983а, с. 62 —
наст, изд., т. II), т. е. с пожеланием отправиться в преисподнюю.
1 0

1 1

12

13

14

Поскольку слово «земля» по-русски объединяет абстрактное
и конкретное значение, означая как территорию (terra), так и
материальную субстанцию (humus), русские крестьяне, отпра-