Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
хульные слова против Спасителя. . .». В смертном приговоре Разину,
читанном на месте казни 6 июня 1671 г., говорилось: «А в 7178 (1670)
году, придя на Дон, ты, злодей, вместе с приверженными тебе казака­
ми, забыв страх Божий, отступя от Святой Кафолической Апостоль­
ской Церкви, говорил про Спасителя нашего Иисуса Христа всякие
богохульные слова и не велел ставить церквей на Дону и служить в
тех, которые имелись, и прогнал священников всех, и если кто желал
венчаться, ты вместо обычного свадебного обряда заставлял обходить
вкруг дерева». См.: Маньков, 1968, с. 108 и 116 (ср. также соответству­
ющий английский текст на с. 95 и 103).
3 1

См.: Шереметева, 1928, с. 109; ср. выражение венчать вкруг ели,
вкруг куста, употребительное по отношению к невенчанной паре (см.:
Даль, 1880, с. 331; это выражение Даль снабжает примечанием: «про­
стая ли шутка или память язычества?»).
Характерна в этом плане судьба романса А. В. Тимофеева «Свадь­
ба». Слова, написанные поэтом-романтиком (Сенковский прочил его
во «вторые Байроны») и наивно противопоставлявшие христианскому
обряду венчания романтический культ Природы, видимо, неожидан­
но для самого автора регенерировали ряд языческих обрядовых пред­
ставлений. Текст, положенный на музыку А.Даргомыжским, стал в
дальнейшем восприниматься сквозь призму идей женской эмансипа­
ции и жоржзандизма, сделался любимой песнью шестидесятников, от
которых перешел в репертуар русской демократической интеллиген­
ции конца XIX — начала XX вв.
3 2

Так, Стефан Пермский в своем обличении стригольников 1386
года указывает, что они молятся «на распутиях» (см.: Казако­
ва и Лурье, 1955, с. 240). По свидетельству Козьмы Пражского
славяне-язычники выходили на распутья для заклинания духов (см.:
Козьма Пражский, 1962, с. 173); в условиях христианско-языческого
двоеверия распутья и перекрестки выступают как «нечистые» места,
куда приходят колдовать, гадать и т. п.
33

3 4

3 5

С м . : Афанасьев, I, с. 143; Смирнов, 1913, с. 256-257, 277-279.
См.: Мельников, 1910, с. 275.

См.: Зеленин, 1914-1916, с. 581, 757; Барсков, 1912, с. 329; Смир­
нов, 1920, с. 39. Ср. здесь же у Смирнова о том, что хлысты хоронят
своих мертвецов в б о л о т е , что также совпадает с местом захороне­
ния «заложных» покойников. О «заложных» покойниках и их захо­
ронении см. вообще: Зеленин, 1916.
Таким же образом, по-видимому, могут быть интерпретированы
и сведения, что старообрядцы-беспоповцы «хоронят . . . покойников
около овинов и сараев своих» (Зеленин, 1914-1916, с. 153). Правда,
в специальной этнографической литературе мы не встречали сведе-