Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
2 4

«Вопрошение князя Изяслава, сына Ярославля, внука Володимирова», см.: Попов, 1875, с. 79 (цитируется список второй редакции
слова Феодосия по Румянцевской кормчей XVI в. южнорусского пись­
ма). Вопрос об авторстве этого сочинения вызывает разногласия: одни
исследователи приписывают его Феодосию Печерскому, другие — Фе­
одосию Греку, писателю XII в.
2 5

См.: Афанасьев, I, с. 250. В сер. XVIII века у сибирского крестья­
нина Артемия Сакалова, арестованного по подозрению в отклонении
от православия, была обнаружена «бумашка на осмушке листа» с тек­
стом заговора; в следственном деле этот текст фигурирует под назва­
нием «О жидовском еретике Перуне» (см.: Покровский, 1979, с. 52).
Между тем, в древнерусских сказаниях о Мамаевом побоище так же,
как и в «Синопсисе» Иннокентия Гизеля (при описании Куликовской
битвы), Перун выступает как т а т а р с к и й бог, ср.: «Тогда Мамай
видь погибель свою, нача призывати суетныя боги своя, Перуна, Савата, И р а к т я , Гурка и мнимаго великаго пособника своего Махомета»
(Гизель, 1778, с. 163; ср. также соответствующее место в изд.: Шамбинаго, 1906, с. 67, 118, 160, 187).
2 6

См.: ПСРЛ, I, 1, 1926, стлб. 114. Ср. также: Попов, 1875, с. 17.
Эта статья, внесенная в летопись под 988 г., по содержанию своему
должна быть отнесена к более позднему времени.
Широкий круг параллелей противопоставлению «неба-отца» и
«земли-матери» см. в кн.: Иванов и Топоров, 1965, с. 101 и сл. и 207.
См. также: Смирнов, 1913, с. 262-263, 266-268. Любопытно, что соот­
ветствующие представления находят отражение даже в антропоними­
ке, ср.: «Мних Селивестръ, порекло мать-земля» в рукописи Румянцевского собр. № 154, л. 375 (см.: Дювернуа, 1894, с. 95).
Весьма знаменательно в этом смысле нередко фигурирующее в
древнерусских епитимейниках запрещение мужчинам лежать на земле
ниц или на чреве; в некоторых текстах это правило изложено более
подробно: «Аще л [и] отцю ил [и] матери лаялъ. ил [и] билъ. ил [и] на зе­
мли лежа ниць, как на жень игралъ. 15 дни [епитимий]» (см.: Алмазов,
III, с. 151, а также с. 155, 195, 275, 279; Смирнов, 1913, с. 273, Прилож.,
с. 46, № 15). Ср. в этой связи матерную ругань как элемент языческого
поведения: не случайно древнерусский проповедник, обличая срамо­
словие, говорит, что матерным словом оскорбляется Матерь Божия,
другая мать, родная всякому человеку, и «трет1я мати — земля, отъ
неяже кормимся.. .» (Смирнов, 1913, с. 274; см. также аналогичный
текст в изд.: Добровольский, I, с. 276, № 37; Шереметев, 1902, с. 58);
связь матерщины и Матери Земли явно обусловлена еще дохристи­
анскими представлениями. В свете сказанного выше представляется
характерным встречающееся в древнерусской учительной литературе