Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
картину сочетания исконного народного суверенитета и мира ге­
роев — народных вождей («Песни петые на состязаниях в честь
древним славянским божествам»), тираноборцев, античных сто­
иков (образ Катона Утического, проходящий сквозь все творче­
ство Радищева) или христианских мучеников (житие Филаре­
та Милостивого). И з о б р а ж а я современного « м у ж а тверда» —
Ф. В. Ушакова, Радищев может совместить в нем черты Като­
на и христианского мученика (не случайно повесть названа им
«Житие»).
Д л я совершенно иных идеологических позиций Павла I будет
характерно смешение в единой утопической картине идеального
рыцарского прошлого католицизма и православия. Павел сво­
бодно объединяет в обновленном (само обновление трактуется
как восстановление исконной старины) им мальтийском рыцар­
ском ордене отряды католического и православного рыцарства!
Трудно представить себе более яркий пример того, как истори­
ческий нигилизм может облекаться с субъективной точки зре­
ния в одежды восстановления с т а р и н ы .
Не менее характерны возможности д л я одних писателей —
отождествления славянской и скандинавской м и ф о л о г и и , д л я
других — резкого их противопоставления . Показательна воз­
можность в ы б о р а д л я себя подходящей старины (ср. полеми­
ку с Державиным Н. А. Львова, отказавшегося заменять грече­
скую мифологию в поэзии скандинавской и предпочитавшего ей
славянскую, как « и с к о н н у ю » ) .
Если к этому добавить широкое распространение эсхатоло­
гических настроений (от социального эсхатологизма русских по­
читателей Мабли и Руссо до космического — С. Боброва), мысль
о том, что итоги русской средневековой культуры и культуры
XVIII в. на разных историко-структурных витках обнаружива­
ют типологический параллелизм, не покажется лишенной осно­
ваний.
Актуальная д л я конца XVIII в. проблема поисков исконных
основ национальной культуры решается, таким образом, путем
разнообразных, порой взаимно несовместимых, с позиций пред­
шествующей исторической традиции, отождествлений (ср. так84

85

86

87