Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
гласящей, что этот крест сделан «капитаном Питером» («Dat
Kruys maken kaptein Piter van a Cht. 1694», т. е.: «Этот крест
сделал капитан Питер в лето Христово 1 6 9 4 » ) .
Очевидно, что надпись на кресте, у ж е по месту своего на­
хождения, могла быть только церковнославянской и, напротив
того, с точки зрения средневекового сознания, возможность по­
мещения на кресте надписи на «еретическом» языке решительно
исключалась. Однако Петр I сделал такую надпись, продемон­
стрировав, что в его сознании голландский я з ы к функциональ­
но заменил церковнославянский. Позднее это место замещалось
немецким и французским я з ы к а м и .
3.5. Преемственность определенных сторон сознания XVIII в.
по отношению к традиционным формам допетровской обще­
ственной мысли проявлялась отнюдь не в противопоставлении
«европеизированной» поверхности жизни ее «азиатской» тол­
ще, хотя именно такое понимание соотношения старого и но­
вого в послепетровской культуре высказывалось неоднократно:
«Читая эти регламенты, инструкции и указы, вы не можете от­
делаться от впечатления глубоких изменений в строе русской
жизни, осуществляемых благожелательными заботами попечи­
тельной власти. К а к будто вся русская жизнь сдвигается на ва­
ших глазах с своих оснований и из-за обломков разрушенной
старины вырастает новая европеизированная Россия. Под впе­
чатлением этой внушительной картины вы обращаетесь затем
к изучению этой европеизированной России, но по таким доку­
ментам, в которых записывались не преобразовательные мечты,
а обыденные ф а к т ы текущей жизни. И скоро от вашего м и р а ж а
не остается и следа. С полувыцветших страниц этих документов,
из-под внешней оболочки нового канцелярского жаргона на вас
глядит старая московская Русь, благополучно переступившая
за порог XVIII ст. и удобно разместившаяся в новых рамках
петербургской и м п е р и и » .
75

76

77

Отнюдь не ради парадокса можно сказать, что именно вы­
званный «европеизацией» (т. е. тем, что субъективно восприни­
малось как европеизация) сдвиг усилил архаические черты в
русской культуре. Mutatis mutandis, он обнажил некоторые ар-