Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
хомовое, так и многогласное пение (чтение) существенным обра­
зом не ориентированы на восприятие человеческой аудиторией.
Словесное содержание при таком исполнении может быть непо­
нятно, что свидетельствует об ориентированности его на точку
зрения Высшего Адресата: принципиальную важность получа­
ет сам момент произнесения на сакральном языке. Церковная
служба, так сказать, понимается как коммуникация с Богом, а
не с человеком, и, соответственно, единственно в а ж н ы м предста­
вляется о б ъ е к т и в н ы й смысл произносимого текста, в прин­
ципе абстрагированный от с у б ъ е к т и в н о г о его восприятия.
Между тем, противоположный способ исполнения может быть
сопоставлен с тенденцией перевода сакральных текстов на об­
щенародный язык и ориентирован именно на понятность чело­
веческой аудитории. С позиции новой ренессансной культуры
как хомовое, так и многогласное пение не могли восприниматься
иначе, как невразумительное и невежественное. Однако с исто­
рической точки зрения они представляются плодом длительной
и изощренной культурной традиции.
В связи с этим можно отметить, что с точки зрения одной
из конфликтующих сторон «знание» заключалось в овладении
длительной и детально разработанной традицией, а «невеже­
ство» — в отказе от нее. С позиции другой — «знание» мысли­
лось как забвение традиции во имя краткого и рационального,
«ясного как солнце» сознания, а «невежество» усматривалось в
следовании всем извивам традиционного мышления. Снова обе
стороны едины в исходной классификации, расходясь лишь в
оценках .
3. XVIII век пришел под знаменем новизны. «Новое» ото­
ждествлялось с хорошим, ценным, достойным подражания,
«старое» же мыслилось плохим, подлежащим слому и уничто­
жению. Россию люди петровской эпохи представляли себе то в
образе «отродившегося в новый вид» существа, то новорожден­
ного младенца. В «Слове похвальном о баталии Полтавской»
Феофан Прокопович призывал «Россию отрожденную, возмог­
шую, и совершенно в о з р а с т ш у ю » . Представление о полном и
коренном преобразовании России под властью Петра I Феофан
55

56