Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
перь происходило обратное: формы анти-поведения приписыва­
лись «латинам», образ которых конструировался из православ­
ных представлений о «нечистом» мире и запрещенных действи­
ях. В результате западному христианству приписывались наря­
ду с другими «нечестиями», и реальные черты поведения рус­
ского язычества. Это обстоятельство делает полемические сочи­
нения «на латины» источником, который нельзя игнорировать
при реконструкции восточнославянского язычества.
Так, древнерусский обличитель латин, исходя из известно­
го ему русского выражения «мать сыра земля», которое в ушах
его отчетливо звучало язычеством, уверенно приписывал подоб­
ные представления католикам: «Землю глаголють материю». А
из этого исходного положения он тут ж е безошибочно рекон­
струировал и весь текст мифа: « . . .аще имъ есть земля мати,
то отець имъ есть н е б о » . Пример этот исключительно показа­
телен и д л я механизма реконструкции «латинства» в сознании
древнерусского человека, и как свидетельство того, что антия­
зыческая направленность древнерусского христианства подра­
зумевала включение в это последнее механизмов самостоятель­
ного порождения правильных языческих текстов, т.е. включе­
ние язычества в актуальную культурную память древнерусско­
го христианства. Итак, если язычество понимается как ч у ж а я
вера, то католицизм, в свою очередь, приобретает фактически
признаки с т а р о й веры.
Д л я отождествления католицизма и язычества характерно
т а к ж е утверждение, что «латины» ходят в церковь в «половч я т ы х ъ ризахъ» и в «угорять к л о б у ц ь » . Вне зависимости от
исторической достоверности этого сообщения, знаменательно са­
мо приравнивание языческой половецкой и католической вен­
герской одежды.
Примечательный пример такого же рода находим в обличе­
нии католиков в Минеях митрополита Макария: «В первую же
ночь л е ж и т ь с невьстою полъ въ олтари за трапезою, положивъ
на ковръ, и прекрьстить женьскую срамоту и цьлуеть въ срамо­
ту. И речеть: то ми еси была мати, а нынь ми еси жена. И тако
съ нею л е ж и т ь , и сквернъ у ж е изшедши изъ невьсты на коверъ
26

27