Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
оказывается прошлым по отношению к еще не существующему
будущему — иначе говоря, оно станет прошлым, когда наступит
будущее. Итак, настоящее — это будущее в прошлом и прошлое
в будущем .
Отношение между прошлым и настоящим может переносить­
ся на отношение между настоящим и будущим, т. е. будущее мо­
жет мыслиться по аналогии с настоящим: восприятие будущего
в перспективе настоящего определяется восприятием настояще­
го в перспективе прошлого — оно понимается именно как то
настоящее, которое наступит в будущем и по отношению к ко­
торому актуальное настоящее станет прошлым.
В свою очередь, и настоящее может мыслиться по аналогии
с будущим, т. е. опыт восприятия будущего вторичным обра­
зом может прилагаться к настоящему. Подобно тому, как можно
моделировать (предугадывать) будущее, исходя из настоящего и
основываясь при этом на причинно-следственных связях, мы мо­
жем условно моделировать и настоящее, исходя из прошлого, —
обсуждая несбывшиеся возможности (т. е. задаваясь вопросом:
что случилось бы, если бы прошлое сложилось тем или иным
образом? как те или иные события, в принципе возможные в
прошлом, могли бы отразиться на настоящем?). При этом мы
сознательно отвлекаемся от того, что на самом деле настоящее
уже реализовалось в какой-то определенной форме и обсужда­
ем, таким образом, не реальное, а потенциально возможное (с
точки зрения прошлого) настоящее. Принимая перспективу про­
шлого, мы трактуем настоящее как будущее, которого еще не
существует (с точки зрения этого прошлого) и относительно ко­
торого мы можем строить любые предположения.
О том, насколько типичны ментальные операции такого ро­
да, насколько обычны они д л я нашего сознания, — может сви­
детельствовать такая грамматическая категория, как сослага­
тельное наклонение, широко распространенное в языках мира.
Действительно, сослагательное наклонение служит именно д л я
выражения потенциально возможных состояний: оно выража­
ет то, чего нет, но что могло бы быть, если бы были выполне­
ны известные условия; эти неосуществившиеся условия, в свою
36