Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
с субъективной позиции носителей культуры на разных этапах
вбирает в себя или подчиняет себе другие важнейшие противо­
поставления типа: «Россия <-> Запад», «христианство <-> языче­
ство», «правильная вера <-> л о ж н а я вера», «знание <-> невеже­
ство», «социальный верх <-» социальный низ» и проч.
Разнице между субъективным переживанием этих понятий в
сознании участников исторического процесса и смыслом, кото­
рый они объективно обретают в целостном контексте к у л ь т у р ы ,
сложной диалектике взаимопереходов и относительности их и
будет в значительной мере посвящена д а н н а я работа.
1.1. Решающей вехой в самосознании Древней Руси явилось
крещение. Именно в связи с этим событием мы встречаем впер­
вые в источниках определение Русской земли как «новой», а
русских — как «новых людей». В «Повести временных лет»
Владимир в молитве, произнесенной после крещения, говорит:
«Христе Б о ж е , створивый небо и землю! призри на новыя лю­
ди с и я » . Иларион в «Слове о Законе и Благодати» называет
Русскую землю: «новые мехи», в которые влито новое у ч е н и е .
В данном случае д л я нас несущественно, что эпитет «новый»
восходил, при характеристике новокрещенных народов, к опре­
деленной внешней традиции, поскольку в дальнейшем он при­
обрел в русской истории значительно более своеобразное и ши­
рокое значение.
Исполнено глубокого смысла то, каким образом соверша­
ется эта замена «старого» «новым». К а к убедительно показал
Е.Аничков, христианизации Руси предшествовала попытка со­
здания и с к у с с т в е н н о г о языческого пантеона : по-видимому,
д л я создания «новой» христианской Руси психологически было
необходимо создать консолидированный и в значительной мере
условный образ «старой».
Сама же христианизация протекала как демонстративная
мена местами старой (языческой) и новой (христианской) ре­
лигии. Внешним, но весьма значительным проявлением этого
было пространственное перемещение святынь в процессе креще­
ния: идол Перуна был свержен с киевских гор на Подол, т. е. на
то место, где тогда находилась христианская церковь св. Ильи
5

6

7