Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
ственно, земная жизнь мыслится как допускающая три типа по­
ведения: безусловно грешное, безусловно святое и нейтральное,
допускающее загробное спасение после некоторого очиститель­
ного испытания. Тем самым в реальной жизни западного средне­
вековья оказывается возможной широкая полоса нейтрального
поведения, нейтральных общественных институтов, которые не
являются ни «святыми», ни «грешными», ни «государственны­
ми», ни «антигосударственными», ни хорошими, ни плохими.
Эта нейтральная сфера становится структурным резервом, из
которого развивается система завтрашнего дня. Поскольку пре­
емственность здесь очевидна, нет необходимости ни ее струк­
турно подчеркивать, ни сознательно и искусственно восстана­
вливать.
Система русского средневековья строилась на подчеркнутой
дуальности. Если продолжить наш пример, то ей было свой­
ственно членение загробного мира на рай и ад. Промежуточных
нейтральных сфер не предусматривалось. Соответственно и в
земной жизни поведение могло быть или грешным, или святым.
Это распространялось и на внецерковные понятия: так, светская
власть могла трактоваться как божественная или дьявольская,
но никогда — как нейтральная по отношению к этим п о н я т и я м .
Наличие нейтральной сферы в западном средневековье при­
водило к тому, что возникала некоторая субъективная непре­
рывность между отрицаемым сегодняшним и ожидаемым зав­
трашним днем. Идеалы антифеодальных мыслителей черпались
из определенных сфер окружающей реальности — внецерковной государственности, бюргерской семьи — и переносились в
идеальное пространство общественных теорий, где подвергались
героической и моралистической трансформации. Нейтральная
сфера жизни становилась нормой, а высоко семиотизированные сферы верха и низа средневековой культуры вытеснялись в
область культурных аномалий.
3

В русской культуре соответствующего периода господствова­
л а иная ценностная ориентация. Дуальность и отсутствие ней­
тральной аксиологической сферы приводило к тому, что новое
мыслилось не как продолжение, а как эсхатологическая смена