Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
* * *

§ 6. Мы говорили о восприятии (осмыслении) настоящего:
остается сказать о восприятии будущего. Восприятие будущего
существенно отличается от восприятия настоящего и прошлого
в том смысле, что оно (будущее) может быть постигнуто лишь
умозрительным, а не опытным путем. Действительно, настоя­
щее и прошлое даны нам в нашем (индивидуальном) опыте; на­
против, будущее нам це дано и может быть воспринято лишь
умозрительно, так сказать — метафизически: мы неизбежно
строим свои представления о будущем, основываясь именно на
опыте восприятия настоящего и прошедшего.
Это обстоятельство сказывается, между прочим, на выраже­
нии грамматической категории времени в я з ы к а х мира: наряду
с языками, различающими (грамматически) настоящее, прошед­
шее и будущее время, есть языки, различающие только прошед­
шее и непрошедшее время, тогда как значение будущего времени
не находит в них грамматического выражения. К а ж е т с я воз­
можным утверждать вообще, что, если в языке есть категория
времени, в нем обязательно выделяется прошедшее время, то­
гда как наличие будущего времени не является обязательным.
Характерным образом в некоторых я з ы к а х значение будущего
времени может передаваться формами ирреального наклонения.
Итак, будущего нет в нашем опыте, и этим оно отличается
от настоящего и прошлого. Соответственно, представление о бу­
дущем определяется пониманием того, как соотносятся друг с
другом настоящее и прошлое.
С одной стороны, настоящее может восприниматься в пер­
спективе прошлого и пониматься как то, что в о з н и к л о (обра­
зовалось, явилось) из прошлого. Это представление может опре­
делять восприятие будущего. Поскольку будущее не дано наше­
му опыту, мы не знаем, что произойдет в будущем — мы можем
только догадываться об этом. Однако мы знаем (помним), что
в свое время не было и настоящего, и таким образом нынешнее
настоящее является будущим по отношению к бывшему прошло­
му (которое тогда было настоящим); равным образом настоящее