Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
Russland den Esel am Zaum fiihren, und dabey zu Fusze gehen miissen, um
dadurch das grosse Ansehen und die Autoritat des Patriarchen anzudeuten
.. . Denn, nachdem der letzte Patriarch verstorben, hat Ihro Majest. auch
die am Griinen-Donnerstage gewohnliche Ceremonien nicht mehr gelten
lassen, keinen Patriarchen an seine Stelle aufs neue eingesetzet, sondern
nach der Art Protestirender Fursten, sich selbsten vor den obersten
Bischoff seines Landes erklaret» (Верховской, I, c. VIII-IX). Автор цити­
руемого сочинения ошибочно относит хождение на осляти к Великому
четвергу, а не к Вербному воскресению.
7 3

Об обряде хождения на осляти как церемонии, унизительной
для царского достоинства, пишет затем и Екатерина II в своем «Анти­
доте». Екатерина, так же как и Петр I, согласно рассказу П. Алексеева,
связывает низложение Никона с этим обрядом как свидетельством его
«безмерных притязаний» (Осмнадцатый век. М., 1869, IV, с. 384).
7 4

Именно подражание царскому поведению, т. е. своеобразную
«игру в царя», можно усмотреть в рассказе Н.Макарова об одном
чухломском помещике: «Из множества его цинических и кощунских
выходок расскажу об одной, известной тогда в Чухломском уезде под
названием „Въезд в Иерусалим". Собрал он однажды своих крепост­
ных крестьян и дворовых обоего пола и даже детей, расставил их в
два ряда между своей усадьбой и ближайшею деревней на протяжении
нескольких сот шагов. Приказал им взять в руки по вербной ветке, а
сам, усевшись верхом на кляче, проезжал шагом из деревни в усадьбу
двумя рядами своих подданных, которые махали на него вербными
ветками» (Макаров, 1881-1882,1, с. 28).
7 5

Впрочем, нам известен случай, когда подобное же обращение
к царю исходит от иерусалимского патриарха. Патриарх Хрисанф в
письме Петру 28 сентября 1707 г., описывая надежду восточных хри­
стиан на освобождение их русским царем от турок, говорит: « . . . чтоб
приняли в земли свои православный свободителя их и воспели б и
воскликнули вси вкупе: Благословен грядный во имя Господне царь
Израилев» (Письма и бумаги Петра, V, с. 632). Не приходится думать,
что разобранная выше русская традиция восходит к подобным грече­
ским текстам, они могли лишь играть подсобную роль.
7 6

Следует иметь в виду, что в библейской типологии Моисей на
Синае прообразует Христа на Фаворе (см., например, Канон Преобра­
жению, песнь 8). Отождествление царского престола с Синаем (под­
разумевающее, видимо, боговдохновенность законодательной деятель­
ности монарха — см. об этом специально: Живов, 1988, примеч. 82)
также имеет свою традицию. Так, В. Петров говорил Екатерине:
Во место смотрим мы зерцала
Во Твой, Монархиня, закон.