Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
ние к некоторому начальному состоянию. Соответственно, но­
вая роль Москвы определялась в глазах современников как не­
посредственно предшествующими событиями (такими, как уния
Константинополя и Рима в 1439 г., падение Константинополя в
1453 г., свержение татарского ига в 1480 г.), так и основными
событиями космологического прошлого (такими, как создание
мира, основание церкви и основание первой христианской импе­
рии). Таким образом, события настоящего, актуальные д л я дан­
ной эпохи, рассматриваются одновременно и как р е з у л ь т а т
других событий, непосредственно предшествующих в прошлом,
и как м а н и ф е с т а ц и я космологического прошлого (см. по­
дробнее: Успенский. Восприятие истории. . . — наст, изд., с. 83
и сл.).
Космологическая модель восприятия времени может акту­
ализироваться — так сказать, символически возрождаться —
при восприятии тех исторических событий, которые, как пола­
гают, открывают н о в у ю э р у , значимую д л я всего человече­
ства или же д л я судьбы того или иного народа. Применитель­
но к истории России иллюстрацией может служить восприятие
петровской эпохи, которое обнаруживает отчетливо выражен­
ный мифологический характер: оно основывается на убеждении
в полном и совершенном перерождении страны, причем Петр I
выступает как демиург нового мира, создатель новой России и
нового н а р о д а . Позднее аналогичным образом воспринимается
русская революция.
Историческое сознание в подобных случаях как бы уступает
место сознанию космологическому, которое заставляет воспри­
нимать исторический процесс в мифологических категориях и
терминах. Поскольку космологическое сознание наделяется ре­
лигиозными коннотациями, оно может обусловливать при этом
нечто вроде сакрализации исторических деятелей (это относит­
ся как к Петру, так и к Ленину): если в исходной ситуации ста­
тус сакральности определяет восприятие некоторого состояния
как первоначального, нового, то в данном случае, напротив, —
статус новизны придает историческим событиям отпечаток са­
кральности.
35