Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
к грамоте Луки Хризоверга (XII в.) говорится: «. . .иже чествуеши
святителя, чествуеши Христа: образъ бо Христовъ имать и на Хри­
стов! сьдалищи сьдить» (РИБ, VI, стлб. 76). Митрополит Кирилл II
(XIII в.) в послании новгородцам писал: « . . . и се мы апостольстш наслъдници, и образъ Христовъ имуще и власть Его дръжаще» (ПСРЛ,
X, с. 149). Иосиф Волоцкий в Послании о соблюдении соборного приго­
вора 1504 г. поучает: «. . .божественная правила повелевают ко царю
же и ко архиерею убо повинование телесное и урок дани и прочая подо­
бающая, душевное же ни; архиерею же и душевное купно и телесное,
яко приемъником апостольским сущим и образ господень имущим»
(Казакова и Лурье, 1955, с. 509). Эта традиция вполне актуальна в
России и в конце XVII в. Так, архиепископ Афанасий Холмогорский
говорит в «Увете духовном» о «арх1ереяхъ образъ спасителя Хрта 1иса
носящихъ» (Афанасий Холмогорский, 1682, л. 246) и , доказывая не­
обходимость повиновения церкви, указывает: «В' нейже вси apxiepen,
образъ хртовъ носящш: Вси блгочестивш цри, п^толы правосуд1емъ
красяшди» (там же, л. 14 об. — отметим четкое различение здесь ста­
туса архиереев и царей).
6 3

Последний отрывок из Никона является точной цитатой 2-й гла­
ECHCJV
C^QGOL
хркттог;
вы III титула Эпанагоги: Патрьархл^ iariv
ycoii ёи.'фихо*;, 6i ep^wv иоа Xo^wv х ° Ф * 1 Р Х '
ч
dX'n'Oetay (Цахарие, 1852, с. 67). II и III титулы Эпанагоги входили
в Jus Graeco-Romanorum Леунклавия, специально по желанию Нико­
на переведенное Епифанием Славинецким (см.: Энгельман, 1857, с. 27;
Сокольский, 1894, с. 50; Вернадский, 1928, с. 127, 139).
с

ктт

1

0

и(Та

т

у

6 4

Замечательно, что это выражение духовная цензура сочла не­
уместным, указав, что «Православный Царь верует, что у Церкви
Православной есть только невидимая Глава и нет видимой» (там же).
Поскольку определение царя как «главы церкви» было официально
узаконено, возражение могло вызывать словосочетание «видимая гла­
ва церкви», т.е. слишком откровенное соотнесение царя с Христом.
Такая цензурная правка является следствием тех колебаний в пози­
ции духовных властей в отношении сакрализации царя, о которых мы
будем специально говорить ниже (см. § Ш-2).
6 5

Косвенное указание на возможность восприятия царя как иконы
может быть усмотрено во «Временнике» Ивана Тимофеева, который
говорит о Лжедмитрии: «Еще ему внь сущу предьлъ Русюя земли, самохотнь повинушася вси, идолу сущу, яко царю, поклонишася» (РИБ,
XIII, стлб. 367). Точно так же и о втором Лжедмитрии он пишет: «Аще
и вьдуще его прибегшей тамо ложна царя, яко кумиру, поклоняхуся»
(там же, стлб. 413). По всей видимости, здесь предполагается противо­
поставление праведного царя как иконы самозванцу — как лжеиконе,
т.е. идолу или кумиру (ср. § 1-1.2).