Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
5 8

Такое восприятие м о г л о возникнуть уже в середине века. Так,
Ломоносов в «Слове похвальном Петру Великому», 1755 г., пишет о
Петре: « . . . не слушатель токмо предстоял божественной службе, но
сам чиноначальник» (Ломоносов, VIII, с. 606).
5 9

Тот же кн. Жевахов пишет в своих воспоминаниях, что импе­
ратор Николай «в 1905 г. просил у митрополита петербургского Анто­
ния Вадковского благословения отречься от престола в пользу сына и
принять иночество» (там же). Возможно, эти два сообщения связаны;
если это так, то можно предположить, что в уме Николая был образ
патриарха Филарета, правившего государством совместно со своим сы­
ном, царем Михаилом Федоровичем. Во всяком случае, из двух своих
функций — главы государства и главы церкви — Николай предпочи­
тал сохранить вторую.
Любопытно сопоставить этот эпизод с донесением французского
посланника в России де Ла Ви о ходивших в Петербурге слухах, что
Петр хочет объявить патриархом царевича Алексея (Сб. РИО, XXXIV,
с. 321 — д е Л а В и считает эти слухи недостоверными по той причине,
что тогда царю пришлось бы целовать руку своему сыну и называть
его «отцом»).
6 0

Старая практика состояла в том, что цари целовали руку бла­
гословляющему священнослужителю, а священнослужители целовали
руку царю — по-видимому, со времени Алексея Михайловича; см. сви­
детельства Павла Алеппского (III, с. 95 и сл.; IV, с. 170) и протопопа
Аввакума (1927, стлб.44, 194); ср.: Каптерев, 1895, с. 135-136; Ротар,
1901, с. 20. О такой же практике говорит и патриарх Никон в «Возра­
жении или разорении»: «Бояринъ [С. Стрешнев] . . . говорилъ naTpiapху: даешъ де руку свою цьловать всякимъ людемъ по царски, и то де
худо дьлаешъ. И патр1архъ говорилъ: кто тебь про то велълъ гово­
рить, государь ли царь или ты самъ о себь? И бояринъ сказалъ: мнь
велълъ государь говорить. И патр1архъ: да почто царь самъ поповы
руки цьлуетъ, которые нами посвящены, и ко благословешю приходя,
и самъ главу свою преклоняетъ; мы тому чюдимся, почто царь apxieреомъ и ереомъ нудитъ, руки своя цьловать, не суть [т.е.: не есть]
apxiepeu, ни и iepeft; аще и ему государю, за премногую его гордость
мнится священство менши царства, познаетъ тогда различ1е царства
и священьства, егда Познани будемъ отъ нелицемьрнаго Судш, Хри­
ста и Бога нашего» (ЗОРСА, И, с. 492-493). Еще Петр I целовал руку
Стефану Яворскому в 1711 г. (Юль, 1900, с. 293).
Позднее э т о т обычай прекращается, и можно полагать, что это свя­
зано с реорганизацией церковного управления, когда царь становится
во главе церкви. Между тем священнослужители продолжают цело­
вать руку царю. Такой порядок лишь временно прекращается в цар­
ствование Александра I, который в 1801 г. отдает специальное распо-