Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
Синода, отказывался приносить эту присягу именно на том основании,
что крайним судией церкви может быть только Христос (Попов, 1912,
с. 97, 140, 390, 430).
Как уже упоминалось (§ 1-2.1), при Алексее Михайловиче в ста­
вленых грамотах епископов появляется формула, говорящая, что по­
ставление совершено «повелением государя царя»; это, однако, не вно­
сило изменений в традиционную практику поставления епископов, т. е.
царь лишь утверждал решения духовных властей. Совершенно иначе
обстоит дело в XVIII в., когда осуществляемый императором выбор
становится частью официальной процедуры.
Такая практика создает иллюзию относительной церковной не­
зависимости, однако даже и она последовательно не соблюдается. Так,
в 1819 г. Александр I повелевает архимандриту Иннокентию (Смир­
нову) быть епископом оренбургским. Характерно, что эти действия
вызывают оппозицию петербургского митрополита Михаила (Десницкого), который в присутствии членов Синода обратил внимание ми­
нистра духовных дел и народного просвещения кн. А. Н. Голицына на
то, «что в первый раз, без избрания Синодального, назначался Епи­
скоп прямо от Императора, вопреки церковнаго порядка» (Старина и
новизна. СПб., 1911, XV, с. 182-183; Чистович, 1894 с. 200).
Ср. исключительно точные формулировки декабриста М. А. Фон­
визина: «Упразднением патриаршества и учреждением синода Петр,
безусловно подчинил и церковь своему произволу. Ему была по сердцу
так называемая территориальная система реформации, в силу которой
всякий владетельный государь признавался природным епископом и
главою церкви своей земли. Петр хотя формально и не провозгла­
шал себя главою православной церкви грекороссийской, но по форму­
ле установленной им присяги для членов синода и архиереев при их
возведении в сан он существенно сделался ее главою: синод вошел в
чреду прочих административных учреждений и стал, безусловно, за­
висеть от произвола царя. Светский и чисто военный чиновник под
странным названием обер-прокурора святейшего правительствующе­
го синода именем государя полновластно действует в этом церков­
ном соборе и полновластно управляет духовенством» (Общественное
движение. . ., 1905, I, с. 112; ср.: Фон-Визин, 1859, с. 22-23).
5 0

5 1

г

5 2

5 3

Это представление Петра об объеме своей самодержавной власти
ясно проявляется в Указе об учреждении Синода (25 января 1721 г.):
«. . . возимьли мы страхъ, да не явимся неблагодарни вышнему, аще
толикая от него получивъ благопоспьшества въ исправлеши какъ воинскаго такъ и гражданскаго чина, пренебрежемъ исправлеше и чина
духовнаго» (Верховской, II, с. 6 первой пагинации) — совершенно ясно,
что Петр никак не отделяет свою деятельность в церковном управле­
нии от своей деятельности в управлении гражданском. Этот единый