Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
Ср. в этой связи характерный отзыв старообрядца-бегуна о поме­
щиках (1851 г.): «Долго ли еще будут оставаться эти боги?» (Чи­
стов, 1967, с. 244). В обоих случаях множественное число (бож­
ки, боги), по-видимому, указывает на ассоциацию с языческими идо­
лами. Выражение «земной бог» может означать, таким образом,
носителя неограниченной власти. Показателен эпизод, сообщаемый
М.А.Дмитриевым. Помещик, майор Ивашев в Сызранском уезде на­
ткнулся на шатры, в которых казанский архиерей служил вечерню.
Шатры упали, он тоже упал, архиерей выбежал, увидел лежащего че­
ловека и, не разбирая, велел его высечь. Ивашев поскакал в деревню
(Ивашевку) и предупредил, «что едет архиерей, и пресердитый, так
что его высек! По утру все Ивашевския барыни собрались чем свет
к околице встречать владыку; и при въезде его упали ниц, с воплем,
сквозь который было слышно: „Батюшка, земной бог! не погуби!"»
(Дмитриев, 1869, с. 127).
3 9

Приведем это характерное место: «Туюжъ сладкогласную песнь
при отходе своем поет и тебе пресветлейший, неодоленный монархо.
Ныне отпущаеши раба твоего, владыко, по глаголу твоему с миром.
Видесте очи мои спасение твое, еже еси уготовал пред лицем всех лю­
дей; нещадячи царскаго своего здравия, всеми сокровищами неоцененнаго на защищение благочестия святаго и всех нас. Видесте очи мои
спасение, еже еси уготовал — азовские, кизирмские, татарские и про­
чих фортец прекрепкия стены разоряючи. Видесте очи мои спасение,
еже еси уготовал, всю вселенную, аки солнце проходячи и царским
своим лицом просвещаючи. Сих всех видением насладяся, глаголет
преставльшийся и приидох: ныне отпущаеши раба твоего».
4 0

Следует иметь в виду, что к петровскому времени в Великороссии были приняты лишь два акафиста — Божией Матери и Иисусу
Сладчайшему. Появление (в Великороссии) многочисленных акафи­
стов святым относится к синодальному периоду.
Для типологических параллелей с Византией можно напомнить
об аналогичном протесте императора Феодосия, который в письме к
Кесарию отказывался принимать почести, приличествующие одному
Богу (Гаске, 1879, с. 43).
Отметим в этой связи дневниковую запись А.В.Никитенки от 3
января 1834 г. по поводу цензурованной им книги В. Н. Олина «Кар­
тина восьмилетия России с 1825-1834 г.» (СПб., 1833), содержащей
прославление николаевского царствования: «В безвыходном положе­
нии оказывается цензор в таких случаях: по духу — таких книг за­
прещать нельзя, а пропускать их как-то неловко. К счастью, государь
на этот раз сам разъяснил вопрос. Я пропустил эту книжку, однако,
вычеркнув из нее некоторые места, например то место, где автор назы­
вал Николая I богом. Государю все-таки не понравились неумеренные
4 1

4 2