Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
Сакрализация монарха в России на разных исторических
этапах всякий раз связана — опосредствованно или непосред­
ственно — с внешними культурными факторами. Внешние
образцы могут либо давать импульс новому развитию, либо
быть предметом сознательной ориентации. В обоих случаях, од­
нако, внешняя культурная традиция проходит через призму
традиционного культурного сознания. В результате прочтение
текстов чужой традиции превращается в создание текстов прин­
ципиально новых.
Политические предпосылки сакрализации монарха склады­
ваются из двух тенденций. С одной стороны, это перенесение на
московского царя функций византийского василевса, что может
реализоваться как в концепции Москвы — третьего Рима, ко­
торый противопоставляется Византии, так и в последующей византинизации русской государственной и церковной жизни (на­
чиная с царствования Алексея Михайловича). С другой сторо­
ны, это усвоение царем функций главы церкви (начиная с цар­
ствования Петра I). Само совмещение этих двух — в сущности,
противоположных — тенденций становится возможным только
в условиях барочной культуры, поскольку в рамках барокко ав­
торитетные д л я культурного сознания тексты могут переосмы­
сляться в любом направлении.
Культурно-семиотические предпосылки сакрализации мо­
нарха состоят в прочтении новых текстов носителями традици­
онного культурного языка. Так, в частности, титул царя, усва­
иваемый русскому великому князю в результате перенесения
на него функций византийского василевса (царя), приобрета­
ет в России отчетливо выраженные религиозные коннотации,
поскольку д л я традиционного культурного сознания это слово
ассоциируется прежде всего с Христом. Подобным же образом
позднее сакрализация монарха может быть обусловлена прочте­
нием барочных текстов небарочной аудиторией, т. е. буквальным
истолкованием того, что первоначально имеет лишь условный,
переносный, игровой смысл. Отсюда барочные тексты, относя­
щиеся к царю, одними воспринимаются как кощунство, а другим
дают толчок к реальному поклонению.