Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
заключению мира с Турцией (1793 г.), совпавшему по времени с
бракосочетанием Александра и Елизаветы Алексеевны:
О юный и прекрасный Боже!
Взойди благословен на ложе:
Едем России, Твой чертог.
(Петров, II, с. 134)
У таких поэтов, как Петров или Николев, мы находим и на­
именование императрицы богиней (см.: Николев, II, с. 82, 112,
276, 277; Петров, I, с. 50, 89, 91,151, 152; II, с. 123, 124, 132, 139,
149, 174; III, с. 227, 265, 340; ср. у Кострова — Поэты XVIII ве­
ка, II, с. 130, 134, 136, 137, 140, 142, 147), а т а к ж е Палладой,
Минервой, Фемидой, Астреей и т.п. (ср.: Николев, II, с . 4 1 , 42,
59, 92, 109, 121, 281; Петров, I, с. 5, 14, 18, 26, 58, 68, 76, 122,
205, 225; II, с. 45; III, с. 228, 263, 268, 328; ср.: Костров — Поэты
XVIII века, II, с. 142, 147, 157). Однако в отличие от Ломоносо­
ва эти наименования не имеют характера сознательного приема,
будучи простым поэтическим штампом.
Приведем еще характерный пример из стихотворения «Дей­
ствие и слава зиждущаго духа», подписанного С. Б. (Собеседник
любителей российского слова, ч. XII, СПб., 1784, с. 6). О Петре I
здесь говорится:
Грядущий помнит род, что оный новый бог
Соделал во живых, и что впредь сделать мог.
Сей образ божеский мы зрим в Екатерине.
Он столь величествен в сей северной богине,
Что мощию своей объяв почти полсвет,
Преобращает все, и вид другой дает.
Здесь сочетаются самые разные элементы рассмотренной нами
традиции: Петр называется богом, Екатерина — богиней, и в
то же время в Екатерине усматривается образ бога — Петра,
что так или иначе соотносится с наименованием царей образом
Божиим (§ II-2.2) и вместе с тем отражает одическую тради­
цию, согласно которой к а ж д ы й следующий монарх воскрешает
Петра I.
1.5. Особое место занимает Державин. Целый р я д текстов
заставляет видеть в нем последователя Ломоносова, когда, при-