Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
подобных выражений; и сама эта возможность — коль скоро
она осознается — не может не приводить в недоумение и заме­
шательство. Замечательно, что д а ж е у представителей барочной
культуры прослеживается целый р я д попыток избежать кон­
фликта с христианским религиозным сознанием и исключить
самую возможность соблазнительного истолкования.
Далее мы и рассмотрим, какие проблемы возникают в этой
связи, как панегирическая традиция вступает в конфликт с ве­
роисповедным сознанием и какие компромиссные решения до­
стигаются д л я того, чтобы избежать этого конфликта. Мы огра­
ничимся при этом одической поэзией XVIII в. К а к мы у ж е зна­
ем, торжественная ода является составной частью гражданского
культа монарха. Выступая как часть светского торжества, она
является функциональным эквивалентом панегирической про­
поведи в религиозных церемониях, и это определяет их посто­
янное взаимодействие (ср.: Ж и в о в , 1981, с. 65-70). Эта связь с
проповедью делает особенно актуальными те проблемы, кото­
рые ода ставит перед религиозным сознанием.
1.2. Особенно показательно в этом плане творчество Ломо­
носова. Необходимо иметь в виду, что д л я Ломоносова вообще
исключительно характерны панегирические славословия монар­
ху с применением сакральных образов, в этом отношении он был
в значительной степени создателем всей последующей одической
традиции. Так, в Оде на день восшествия на престол Елизаветы
1746 г., Ломоносов сопоставляет дворцовый переворот 1741 г.,
приведший Елизавету к власти, с библейским сказанием о со­
творении мира:
Уже народ наш оскорбленный
В печальнейшей нощи сидел.
Но Бог, смотря в концы вселенны,
В полночный край свой взор возвел,
Взглянул в Россию кротким оком
И, видя в мраке ту глубоком,
Со властью рек: «Да будет свет».
И бысть! О твари Обладатель!