Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
отечества. Слава в вышних Богу и в воинствующей церкви мир,
в российском царстве благоволение» (см.: Котович, 1909, с. 209).
К а к в церкви наряду с господскими праздниками отмечают­
ся праздники богородичные и отдельных святых, так и в воз­
никшем в XVIII в. императорском культе отмечаются основные
события не только жизни императора, но и императрицы, и на­
следника, и вообще членов царствующего дома: к высокотор­
жественным дням относятся дни рождения и тезоименитства
всех великих князей, княгинь и к н я ж е н . Точно так же всех их
поминают на ектеньях и печатают на титулах богослужебных
книг. Знаменательно, что в высокоторжественные дни было за­
прещено отпевать покойников и служить панихиды (ср.: Фила­
рет, 1885-1888, том дополн., с. 174, 517-518) — подобно тому как
это запрещено делать в воскресные праздники, на Святой неде­
ле, на Страстной неделе и т . п . (Никольский, 1907, с. 763). Ха­
рактерно, что приравнивание подобных «царских» дней к цер­
ковным праздникам вызывало протест у ж е у патриарха Никона.
Осуждая статью Уложения 1649 г., в которой дни рождения ца­
ря и членов его семьи объявлялись выходными днями наряду
с церковными праздниками, Никон писал: «А я ж е о царь, да
въ который день приспьетъ праздникъ, день р о ж д е ш я государя
царя и прочее, такожде и о цариць и о ихъ ч а д ь х ъ . Который
праздники? Которое таинство, развье что любострастно и человьческо? и во всемъ приподобилъ еси человьковъ Богу, но и
предпочтеннье Бога» ( З О Р С А , II, с. 431; ср.: Р Г Б , ф. 178, № 9427,
л. 348 об.).
7 8

Итак, сакрализация распространяется на всю царскую се­
мью, высокоторжественные дни с их пышностью и награжде­
ниями складываются в особую систему религиозного почитания
царя и царского дома. Это бросалось в глаза иностранцам —
К. Массой пишет, например, в своих «Записках»: «Сверх пя­
тидесяти двух воскресений русские справляют шестьдесят три
праздника, из которых двадцать пять посвящены особому куль­
ту богини Екатерины и ее семейства» (Массой, II, с. 9 1 ) .
Распространение сакральности монарха на царствующий дом
отражается как в духовном красноречии, так и в одической по79