Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
д о л ж н а воздаваться именно царю, а не церковному иерарху,
взялся Феофан Прокопович в слове «О власти и чести царской»,
произнесенном в Петербурге в Вербное воскресение 6 апреля
1718 г. Описав вступление Христа в Иерусалим, он говорит: «Не
видимъ ли здь, кое почиташе Цареви? не позываетъ ли насъ
cie да не умолчимъ, како долженствуютъ подданный оцьняти
верховную власть? и коликое долженству сему противство въ
ныньшнемъ у насъ открыся времени? [Речь идет о деле царевича
Алексея]. Ниже да помыслитъ кто, аки бы намьреше наше есть,
земнаго Ц а р я сравнити небесному: не буди намъ тако безумствовати; ниже бо 1удеи усрьтающш Гисуса вьдали его быти Царя не­
беснаго» (Феофан Прокопович, I, с. 238). Далее Феофан с помо­
щью весьма натянутой экзегезы доказывает, что иудеи, о ж и д а я
Мессию, ожидали именно верховного главу обычного земного
царства, и отсюда делает вывод, что царям д о л ж н а воздаваться
та честь, прообразом которой являлись приветствия, с которы­
ми иудеи обращались к вступившему в Иерусалим Христу. Дан­
ное рассуждение Прокоповича исключительно характерно д л я
той казуистики, при помощи которой Феофан пытался оправ­
дать фактическую сакрализацию царской власти и унижение
власти духовной, представив их как правильное осуществление
заповедей Св. Писания и отцов церкви.
Итак, хождение на осляти символизировало д л я Петра
власть патриарха, а тем самым и ограничение его собственной
царской власти. И поэтому отмена этого обряда при патриар­
хе Адриане (с 1697 г.) знаменовала падение власти патриарха.
З а этим вскоре последовала отмена патриаршества, на которую,
по свидетельству современников, Петр решился сразу же по­
сле смерти патриарха Адриана (1700 г.). Таким образом, отме­
на хождения на осляти была сама по себе в а ж н ы м символиче­
ским актом, но еще более значимой становилась она от того, что
на ее место царь ввел столь же символический кощунственный
обряд, долженствовавший напоминать об упраздненной церемо­
нии и о побежденном патриаршестве. В своем дневнике 1721 г.
Ф.-В. Берхгольц сообщает: «В прежние времена в Москве всякий
год, в Вербное воскресение, бывала особенная процессия, в ко-