Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
вельмож, Андрей Гундуров». Таким образом, в свое время дей­
ственность обряда определялась прежде всего участием патри­
арха, тогда как царь был заменимой фигурой.
По мере усиливающейся сакрализации царской власти, в
условиях борьбы за полное подчинение церкви государству
обряд шествия на осляти начинает восприниматься как подчер­
кивающий величие патриарха и вместе с тем унижающий приро­
ду царской власти. Именно так воспринимал этот обряд Петр I.
Показателен эпизод, о котором сообщает протоиерей московско­
го Архангельского собора Петр Алексеев в письме Павлу I; на
именинах у капитана морской службы один офицер спросил Пе­
тра: «Надежа государь, к а к а я была причина родителю вашему,
царю Алексею Михайловичу, так много прогневаться на Нико­
на патриарха, чтобы осудить его и послать во изгнание?» Петр
отвечал, что Никон «возомнил о себе, что он выше самого го­
сударя, да и народ тщился привлещи к сему же зловредному
мнению, особливо в публичных ц е р е м о н и я х » . Петр Алексеев
сопровождает этот рассказ следующим комментарием: «Не пап­
ская ли то гордость, чтоб Богом венчаннаго Царя учинить своим
конюшим, то есть в неделю Ваий в подражание неподражаемаго Христова входа в Иерусалим, патриарх с великою помпою по
Кремлю едучи на придворном осляти, заставлял самодержца
вести того подъяремника под усце при воззрении безчисленнаго народа? И по исполнении той пышной церемонии дарил все­
российскому государю сто рублев денег, яко бы д л я раздачи в
милостыню, а в самой вещи д л я награждения за труды (стыд­
но сказать) поводильщику. Сему уничижению царскаго величе­
ства подвержен был в малолетстве и сам император Петр вели­
кий, д е р ж а повод осла Иоакимова [патриарха Иоакима] вместе
с братом своим царем Иоанном Алексеевичем при таковой верб­
ной церемонии. Но после сей нововведенный в церковь обряд
вовсе оставлен, по указу того же великаго монарха» (Алексе­
ев, 1863, стлб. 698-699) . О том же отношении к хождению на
осляти как к обряду, унижающему «величество сана Царскаго»,
говорит и анекдот «Об отмене крестнаго ходу в неделю Ваий»,
проводимый И. И. Голиковым со слов того же Петра Алексеева
70

71