Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
«Если не устами, то сердцем вся Москва, а за ней и вся Рос­
сия восклицала: Благословен Грядый во Имя Господне!» (Цер­
ковный вестник, 1896, JV* 19, стлб. 621). Еще позднее протоиерей
Петр Миртов в своей проповеди на день коронации Николая II
провозглашал: «Благословен грядый во имя Господне Царь и
Самодержец Всероссийский» (Миртов, 1911, с. 837).
Возникновение этой традиции несомненно связано с отменой
при Петре обряда шествия патриарха на осляти, совершавше­
гося в Москве в Вербное воскресение, т. е. на вход Господень в
Иерусалим (см. об этом обычае: Никольский, 1885, с. 45-97; Па­
вел Алеппский, III, с. 174-180; Савва, 1901, с. 158-175). В этом
обряде патриарх ехал на коне, которого вел под уздцы царь (во
время совместного правления Петра и Иоанна коня вели оба ца­
ря с разных сторон); его встречали отроки, которые постилали
по пути его одежды, бросали ветви и пели: «Благословен гря­
дый во имя Господне, осанна в вышних» и проч. Обряд шествия
на осляти совершался и при интронизации патриархов и ми­
трополитов, символизируя, видимо, то, что архиерей является
наместником Христа д л я данной церковной области; в Москве
лошадь при этом вел под уздцы царь, а на местах — городской
начальник (Никольский, 1885, с. 1-40).
Во время шествия на осляти патриарх мистически олицетво­
рял Христа, входящего в Иерусалим, и воспринимался как жи­
вая Его икона. О таком отношении красноречиво свидетельству­
ет письмо патриарха Никона, фактически у ж е не возглавлявше­
го русскую Церковь, царю Алексею Михайловичу от 30 марта
1659 г. Поводом д л я этого письма послужило полученное Нико­
ном известие о том, что митрополит Питирим, оставленный им в
качестве своего местоблюстителя, совершил в Москве в Вербное
воскресение 27 марта 1659 г. шествие на осляти. Никон говорит,
что когда он сам совершал этот обряд в Неделю ваий (Вербное
воскресение), то ему — патриарху — было страшно изображать
лицо Христа; речь, тем самым, идет именно о патриархе как
живой иконе Христа, образе Б о ж и е м . То, что этот обряд со­
вершался в Москве простым митрополитом, а не патриархом,
Никон рассматривает как «духовное прелюбодеяние» и посяга69