Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
га, высказывалась мысль, что и император есть образ Бога.
Так, в Похвальном слове Константину Евсевия говорится, что
царь есть «образ единого царя всяческих» (ei'xuiv &vo<; т о й
1та|А(Заоч\си><; — Минь, P G , XX, стлб. 1357А). Равным образом
и в анонимном сочинении XII в. говорится: «Земное царство есть
сияющий образ Царствия Божиего, и сам император есть образ
Бога» (Гаске, 1879, с. 39). Надо отметить, что если учение о па­
триархе как образе Бога я в л я е т с я в Византии общепринятым, то
усвоение аналогичного достоинства императору остается лишь
мнением отдельных лиц (ср.: Вернадский, 1928, с. 120).
Окказиально последнее мнение могло высказываться и в Рос­
сии, когда цитировались византийские источники. Едва ли не
первый пример такого высказывания находим у Максима Гре­
к а — соответственно, он свидетельствует не о русской традиции,
а о греческой, доступной, однако же, русскому читателю. В По­
слании Ивану Грозному (около 1545 г.; ср.: Иванов, 1969, с. 149)
Максим писал: «Царь . . . ни что же ино есть разве образ живый и видим, сиречь одушевлен, самого Ц а р я небеснаго, я к о ж е
рече некий от еллинских философ к некому царю сице глаго­
ля: царству уверен быв, будь тому достоин, царь бо Б о ж и й есть
образ одушевлен, сиречь жив» (Максим Грек, II, с. 350). О царе
как образе Божием говорил и митрополит Филипп (Колычев),
обличая Ивана Грозного и отказывая ему в благословении как
властителю, этот образ исказившему: «Аще убо, царю, и образом
Божиим почтен еси, но персти земной приложен еси» (Соколь­
ский, 1902, с. 198); это высказывание я в л я е т с я цитатой из Агапи­
та (Шевченко, 1954, с. 172; ср.: Минь, P G , LXXXVI, стлб. 1172) и
вполне вписывается в древнерусские теории царской власти (см.
§ Г 1.1), противопоставлявшие праведного и неправедного царя.
С праведностью царя связывает свойство быть «образом Божи­
им» и иерусалимский патриарх Досифей в грамоте царю Федору
Алексеевичу от 27 июня 1679 г.: « . . . царь д а печется и скорбит,
и молится и бдит и спрашивает, читает и учится, д а разумеет до­
бро всех начальников своих и д а будет во истину „образ Б о ж и й "
и жилище блаженное многохвалимой Троицы» (Каптерев, 1895,
с. 2 3 9 ) . К а к бы то ни было, есть все основания утверждать, что
65