Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
и о их реальном сближении в сознании того времени. Это яв­
ствует, в частности, из наименования монарха «Спасом». Так,
Стефан Яворский в проповеди на день рождения Петра 30 мая
1709 г. говорил: «А о монархе нашем что возглаголю? Се благовествую вам радость велию, яко родися вам Спас. Вам родися, а
не себе. А каково его спасение? Видесте очи наши спасение его.
О велие-ж то спасение земного Спаса нашего — отчество свое
неправедно похищенное и чрез многая лета под игом неприятелским стенящее свободити, прадедных своих подданных, аки
Израилтянов, в работе Египетской сущих, паки в первобытие
возвратити, провинцию Ливонскую и землю Ижерскую от иноверства очистити. . . » (Морозов, 1880, с. 83-84). Слова «Видесте
очи наши спасение его» являются при этом парафразой слов
Симеона Богоприимца, обращенных к Христу ( Л к . II, 30), сло­
ва «Се благовествую вам радость велию, яко родися вам Спас»
восходят к речи Архангела Гавриила, обращенной к Марии ( Л к .
II, 10-11).
Наименование царя «спасом» выступает, очевидно, как вто­
ричное по отношению к наименованию его «Христом». Этот при­
мер ясно показывает, что этимологические соображения, при­
водившиеся как оправдания д л я наименования монарха «Хри­
стом», были лишь прикрытием д л я реального сближения ца­
ря со Спасителем. Само собой разумеется, что д л я традицион­
ного русского культурного сознания наименования такого ро­
да выступали как кощунственные. Этимологические обоснова­
ния оказывались при этом несущественными и принципиально
отвергались как не имеющие отношения к делу, тогда как ре­
альное сближение выступало на первый план. Т а к а я реакция
со всей очевидностью проявляется в целом ряде старообрядче­
ских сочинений. Так, в «Послании против поклонения двугла­
вому царскому орлу и четырехконечному кресту» (1789 г.) рус­
ский царь сравнивается с языческими нечестивыми царями, ко­
торые мучили христиан, причем подчеркивается, что в отличие
от русского царя «оныя цари нечестивыя явно себе Христом не
назывались»; из этого делается вывод, что русский монарх —
это не просто нечестивый царь (в терминах традиционной те-