Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
ются, образуя единое целое. Это переплетение восходит еще к
допетровской эпохе.
2.2. Итак, при Алексее Михайловиче происходит византинизация русской культуры. Этот процесс имеет, вообще говоря,
внутренний характер, поскольку Византии как таковой давно
уже не существует. Речь идет о реконструкции византийской
традиции, и это обусловливает поиски хранителей этой тради­
ции, тех, кто от этой традиции не отрекался, как это произошло
в Москве после Флорентийской унии. Отсюда такое значение
в этот период греков и югозападнорусов, которые преемствен­
но сохраняли связь с греческой церковью. Если в свое время
часть русской церкви отказалась от подчинения Константино­
полю, связывая охранение православной традиции со своей ав­
токефалией, то теперь взоры обращаются на ту часть русской
церкви, которая сохраняла связь с Константинополем. Это зна­
чение Юго-Западной Руси и определяет то переплетение византинизации и европеизации, о котором было сказано выше.
Действительно, югозападнорусская культурная традиция
связывает Московскую Русь одновременно с Константинополем
(Юго-Западная Русь входила в юрисдикцию константинополь­
ского патриарха) и с Западной Европой (Юго-Западная Русь
была частью польского государства). Вместе с греческими куль­
турными традициями из Юго-Западной Руси приходят панеги­
рические тексты, построенные по латино-польским барочным
образцам. Независимо от происхождения — греческого или за­
падного — импортируемые тексты вписываются в великорус­
скую культурную традицию и подвергаются здесь переинтер­
претации. Механизмы этой переинтерпретации едины и приво­
д я т к одинаковым культурным конфликтам: д л я традиционного
сознания и византийское и западное может выступать как новое
и кощунственное , д л я сознания реформистского, культуртре­
герского и то и другое выступает как средство преображения
России, усвоения ею универсальных культурных ценностей. В
отношении к монарху обе эти внешние традиции органически
сливаются и создают своего рода резонанс, приводящий к все
усиливающейся сакрализации царской власти.
16