Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
гли интерпретироваться по-разному. Все это создавало осно­
ву д л я новых культурных конфликтов. Следует иметь в ви­
ду, что в самой Византии отношение к императору не было
о д н о з н а ч н ы м , и в этой перспективе самым разным образом
могла осмысляться на Руси византийская теория симфониче­
ских отношений священства и царства. Можно предположить,
что к о н ф л и к т между Алексеем Михайловичем и патриархом
Никоном основан на противоположных интерпретациях одно­
го и того же византийского материала (см. об этом конфликте:
Каптеров, I—II; Зызыкин, I—III; см. еще ниже, § П-2.3). Не менее
показательно вместе с тем, что патриарх Никон, считавший, ви­
димо, что Алексей Михайлович отступил в своем поведении от
правильного византийского образца, осуждает его в терминах
традиционной русской политической мысли, определяя его как
неправедного ц а р я .
14

1 5

Начальные моменты культурной р е ф о р м ы Алексея Михай­
ловича определяются византинизацией русской культуры. За­
имствуемые формы вырываются при этом из своего контекста, в
котором они существовали вместе с их исторически сложившей­
ся интерпретацией. Попадая в иной культурный контекст, они
получают новую жизнь, которая может быть лишь опосредство­
ванно связана с их предшествующим существованием. Новые
знаки могут при этом порождать новое содержание; оторвав­
шись от своего традиционного смысла, они получают генериру­
ющую функцию. Это сообщает им устойчивость и независимость
от преходящей (как мода) культурной ориентации. Именно так
обстоит дело с византинизацией. Казалось бы, в Петровскую
эпоху, в период интенсивного западного влияния, она д о л ж н а
исчезнуть — отрицательное отношение Петра к Византии хоро­
шо известно (см., например, в «Духовном регламенте» — Верховской, II, с. 32 первой пагинации; ср. Верховской, I, с. 89, 183,
283-284, 368). Этого, однако, не происходит. Византинизация не
только уживается с европеизацией, но в том, что касается са­
крализации царской власти, д а ж е усиливается. В развивающем­
ся культе монарха византинизация и европеизация переплета-