Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
царя Алексея Михайловича, в котором Никон усматривает,
опять-таки, поползновения на духовную власть (см.: Ундольский, 1886; З О Р С А , II, с. 430-432; Ж и в о в , 1988). Никон возра­
жает, в частности, против формулировки «суд государя царя
и великого князя Алексея Михайловича» (гл. X, ст. 1), аргу­
ментируя это тем, что истинный суд принадлежит только Богу;
Алексей Михайлович, с его точки зрения, присваивает себе бо­
жественные полномочия (ЗОРСА, II, с. 428, 430, 434). Таким
образом, по мнению Никона, здесь проявляется неправомерная
сакрализация царской власти. Отметим, что данная формули­
ровка Уложения традиционна д л я русских юридических кодек­
сов (см.: Русская правда, I, с. 104, 117, 122 и т. д.; Судебники,
1952, с. 141), однако в контексте усиливающейся сакрализации
царской власти она оказывается семиотически значимой.
З а теми семиотическими изменениями, которые производит
Алексей Михайлович, стоит глубокая перемена в представле­
ниях о природе царской власти. Если первоначально правед­
ность царской власти связывалась с благочестием и справедли­
востью царя (см. § 1-1.1), а затем с его богоизбранностью, т. е.
харизматичностью его природы (см. § 1-1.2), то теперь на пер­
вый план выступает соответствие византийскому культурному
эталону. Принципиально в а ж н ы м , с точки зрения этих новых
представлений, оказывалось включение в многовековую тради­
цию римско-византийской империи. При таком развитии цар­
ская харизма приобретает достаточно определенные очертания.
Если раньше она в ы р а ж а л а с ь в некоторых специальных полно­
мочиях, полученных свыше и недоступных простому смертному,
то теперь она проявляется в определенной норме поведения: на
смену харизматическому произволу приходит харизматический
канон. В этом каноне семиотически наиболее существенным ока­
зывается отношение царя к церкви — новые прерогативы царя
в этой сфере и я в л я ю т его сакральный статус.
Понятно, что старые представления о царской власти про­
д о л ж а ю т ж и т ь в культурном сознании русского общества; они
могут по-разному взаимодействовать с ориентацией на визан­
тийские культурные модели. Вместе с тем сами эти модели мо-