Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
ной! Онъ владьетъ на небеси, а я на земли, равенъ Ему!». Одно­
временно он сравнивает его и с Манассией, уподобляя при этом
его церковную политику, приведшую к расколу, насильственно­
му введению язычества при Манассии; в поведении Алексея Ми­
хайловича усматривается кощунственное похищение церковной
власти: «В коихъ правилахъ писано царю церковью владьть, и
догматы изменять, и святая кадить? Толко ему подобаетъ смотрить и оберегать отъ волкъ, губящихъ ея, а не учить, как въра
держать и какъ персты слагать. Се бо не царево д ь л о , но православныхъ арх1ереовъ и истинныхъ пастырей. . . » (Аввакум,
1927, стлб. 466-469).
Возражения против узурпации царем церковных полномо­
чий исходят во второй половине XVII в. не только от старо­
обрядцев. В сходных выражениях обличает Алексея Михайло­
вича и противник Аввакума — патриарх Никон, который так­
же обвиняет царя в неправомерных притязаниях на церковную
власть. С точки зрения Никона, царь претендует на главенство в
церкви. Он говорит: «Егда глава есть церкви царь? Ни, но глава
есть Христосъ, яко же пишетъ апостолъ. Царь ни есть, ни быти
можетъ глава церкви, но яко единъ от удъ, и сего ради ничтоже
можетъ дьйствовати во церкви, ниже посльдняго чтеца чинъ»
(Каптерев, II, с. 188). Итак, обвинения такого рода исходят от
разных, противоборствующих друг другу партий, и нельзя не
признать, что царь Алексей Михайлович действительно давал
основания д л я подобных упреков, во многом предвосхищая цер­
ковную политику Петра I (см. ниже, § П-2.1). Эти новые аспек­
ты отношения царя к церкви сливались в культурном сознании
эпохи с растущей сакрализацией монарха.
В сфере реальной политики новые отношения царя к церкви
выразились прежде всего в учреждении Монастырского прика­
за, который должен был ведать церковными имуществами и осу­
ществлять р я д судебных функций, ранее бывших в компетен­
ции церковных властей. Эта реформа была введена Уложени­
ем 1649 г. (гл. XIII) и вызвала резко отрицательную реакцию
со стороны духовенства; ср. протесты патриарха Никона в его
письмах восточным патриархам ( Р Г Б , ф. 178, №9427, л. 110;