Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
сею Михайловичу Симеон Полоцкий: «Витаем т я православный
царю праведное солнце» (Татарский, 1886, с. 49).
Вместе с тем мы располагаем свидетельствами о том, что
подобная сакрализация царской власти не была общепринятой.
Д л я тех, кому такое восприятие царя было ч у ж д ы м , выраже­
ние «праведное солнце» в применении к монарху или вообще к
смертному человеку звучало как кощунство. Мы можем судить
об этом по специальному сочинению, дошедшему до нас в руко­
писи XVII в. и, видимо, тогда же и составленному, — «Повесть
глаголет от избранных слов о праведном солнце i не внимаю­
щих божшх заповъдей, иже людие друг друга зовуще солнцем
праведным, льстящи себе» (Лет. Рус. Лит., V, отд. III, с. 90-93).
Здесь читаем: «Невьдешем и неразсуждешем мнози человъцы
благодатное слово в ласкателных словесах возлагают на тльннаго человька. О сих же скажу вам, брат1е; понежь бо глаголют
человъцы во лстивых и ласкателных словесех и во оном неко­
тором прошенш един ко другому глаголет: „солнце праведное!"
От сего же человъческаго неразум1я велми ужасается душа моя
и трепещет во мнь духъ мой . . . понеже бо солнце праведное
именуется божие имя. . . Како бо человъцы скареднш и смертни славу божию на ся возлагают и христовым именем . . . друг
друга нарицают . . . Разумъитежь о сем, любовная братия; никакоже не нарицайте друг друга праведным солнцемъ, нижь самаго царя земного, никогожь от властелей земных не мозите
нарицати праведным солнцем; то бо есть божие имя, а не тльннаго человька. . . В ы ж ь , земныя власти, накажитесь от Господа
и работайте Господеви со страхом, пршмьтежь наказание о таковъм словеси и велми храните себь от нарицашя праведнаго
солнца и простое чади не повелевайте себь нарицати праведным
солнцем. . . ». Совершенно очевидно, что это сочинение предста­
вляет собой реакцию на процесс сакрализации монарха и упо­
требление в применении к нему сакральных наименований.
Сакрализация царя проявляется и в царских изображениях,
которые ближайшим образом напоминают изображения святых.
Так, по свидетельству Ивана Тимофеева, Борис Годунов велел
изобразить себя на фреске с подписанием своего имени — так,