Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
Мейендорф, 1959, с. 158-159). Поэтому перенесение на русского
монарха статуса византийского императора с необходимостью
приводило к переосмыслению самого этого статуса.
Начиная с Василия Темного (в это время и происходит па­
дение Константинополя), русские государи более или менее по­
следовательно именуются «царями», т. е. так, как именовались
на Руси византийские императоры (более ранние случаи такого
наименования русских князей имеют окказиональный характер;
см.: Водов, 1978). В 1547 г. Иван Грозный венчается на царство,
и наименование царем, закрепленное священным обрядом, ста­
новится официальным атрибутом русского монарха. В русских
условиях это наименование обладало иными коннотациями, чем
в Византии. В Византии наименование монарха василевсом (ца­
рем) отсылало прежде всего к имперской традиций — византий­
ский василевс выступал здесь как законный преемник римских
императоров. В России наименование монарха царем отсылало
прежде всего к религиозной традиции, к тем текстам, где царем
назван Бог; имперская традиция д л я России была неактуальна .
Таким образом, если в Византии наименование царя ((ЗаочХегк;)
воспринималось как обозначение должности верховного прави­
теля (которое метафорически могло прилагаться и к Богу), в
России то же наименование воспринималось, в сущности, как
имя собственное, как одно из божественных имен — наименова­
ние человека царем могло приобретать в этих условиях мисти­
ческий смысл.
В этом плане весьма показательны свидетельства русских
грамматических сочинений, в которых говорится о написании
сакральных слов под титлом. В принципе одно и то же сло­
во может писаться под титлом или без титла в зависимости от
того, обозначает ли оно сакральный объект или несакральный.
Согласно наиболее старой традиции слово «царь» д о л ж н о пи­
саться под титлом только в том случае, когда имеется в виду
Бог: «Црь нбсныи творецъ твари всея видимыя и невидимыя
единъ под взметом, а земныи царь, аще и стъ есть, пиши его
складомъ без взмета» (Ягич, 1896, с. 437). В других сочинениях,
однако, написанное под титлом экстраполируется и на наимено8