Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
теву он писал: «Вьдомо тебь самому, к а к великШ Царь и вьчный изволилъ быть у насъ, великого государя и тлъннаго ца­
ря, тебь, Василью Борисовичу, в ъ боярехъ не туне. . . Не просто
Богъ изволилъ нам, великому государю и тльнному царю, честь
даровати, а тебь п р и н я т а . . . К а к ъ , по изволешю Бояию и по на­
шему великого государя и тльннаго царя указу. . . » (ЗОРСА, II,
с. 751-753). То ж е выражение мы находим и в его послании в
Троице-Сергиев монастырь 1661 г. с извещением о победе над по­
ляками. Здесь он именует себя следующим образом: «вьрный и
грьшный рабъ Христовъ . . . и мимотекущаго сего свъта сьдяшдй
на престол* царстьмъ и содержащей, по изволенда Б о ж д а . . .
царства Роайского скифетръ и предьловъ его, и тльнный Царь
Алексьй» (ААЭ, IV, № 127, с. 172).
Охарактеризованное выше отношение к монарху, которое
проявляется в наименовании его «тленным царем», находит яр­
кое выражение в хорошо известном на Руси 41-м слове из «Тактикона» Никона Черногорца. В частности, в содержащейся там
выдержке из Златоуста проводится четкое различие между богоустановленностью власти как принципом и богопоставленностью конкретного монарха: «Ньсть власть рече аще не от бга.
что глаголеши всякъ ли оубо князь бгомъ поставленъ бываетъ:
не се рече, ниже о коемждо от князь слово мнь нынь, но о самой
той вещи, еже бо властемъ быти, и овьмъ оубо владьти, овьмъ
же обладаемомъ быти, ниже просто тако всяческимъ носитися,
якоже волнамъ сьмо и онамо . . . сего ради не рече, ни бо есть
князь аще не от бга оучинени суть, сице и егда глаголетъ нькШ
мудръ я к о от бга обручается жена мужу, се глаголеть я к о бракъ
бгъ сотворилъ есть, а не яко когождо живуща съ женою той совокупляетъ, ибо зримъ многихъ в ъ злъ и законопреступнь брацъ
живущихъ другъ съ другомъ, и не бяие се быти, помышляемъ»
(Никон, 1795, л . 306).
Достаточно древнюю традицию имеет и наименование царя
«богом». Однако до определенного времени такое наименование
встречается лишь в одном специальном контексте.
Наиболее известно высказывание Иосифа Волоцкого, кото­
рый, обращаясь к царям, пишет в «Просветителе» (слово XVI):