Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
тельным образом, однако, этот чин завершается статьей «О поставлении митрополиче», который начинается словами: «Внегда
аще благоволит царь или князь великий с советом всех епископ
возвести единого от епископов на митрополский престол, сице
бывает поставление его» (там же, с. 300). Итак, поставление на
митрополию епископа рассматривается теперь, видимо, как нор­
мальное явление. Вместе с тем, в чине поставления Афанасия
содержится указание на то, что в тех случаях, когда в митро­
политы ставится епископ, имеется в виду то же апостольское
правило. Так, мы читаем здесь: « . . .ащели же будет епископ,
тогда же облачится с ними же [с другими епископами] в олтаре и
действует по уставу, яко ж е подобает епископу
п р е х о д и т и о т п р е с т о л а н а п р е с т о л » (ААЭ, I, № 264,
с. 298); та же формулировка повторяется и в чине поставле­
ния митрополита Дионисия в 1581 г. (СГГиД, II, №50, с. 70;
Шпаков, 1912, прилож. II, с. 154), который вообще текстуально
связан с чином 1564 г. Несомненно, речь идет здесь именно о но­
вой хиротонии, необходимость которой определяется по мысли
древнерусских канонистов соблюдением данного правила.
Все вышесказанное очевидным образом свидетельствует об
определенном переосмыслении 14-го апостольского правила на
Руси. В результате такого переосмысления с конца XVI в. стано­
вится возможным перемещение епископов с одной к а ф е д р ы на
другую (см.: Голубинский, I, 1, с. 371), и при этом такого рода
перемещение, по-видимому, у ж е не предполагает второй хиро­
тонии. Это очень существенно д л я нашей темы: в этих усло­
виях повторение хиротонии отчетливо выделяет именно гла­
ву русской церкви и не может пониматься уже ни в каком
другом смысле. В результате новая хиротония начинает пони­
маться как о с о б ы й а к т п о с в я щ е н и я , о п р е д е л я ю щ и й
к а н о н и ч е с к и й с т а т у с г л а в ы ц е р к в и . Иначе говоря,
если ранее первенство митрополита определялось исключитель­
но первенствующим положением московской кафедры, которую
он занимал, то теперь оно может определяться т а к ж е особыми
условиями его поставления.
Характерно, что первый случай такого перемещения имеет