Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
Вот хлопнула дверь, и мы восприняли (осмыслили) во сне
этот шум как звук выстрела; иначе говоря, мы восприняли это
событие как знаковое и значимое, связали его с определенным
значением. Это восприятие оказывается, так сказать, семанти­
ческой доминантой, которая сразу освещает предшествующие
события — оставшиеся в нашей памяти, — определяя их прочте­
ние, т. е. соединяя их причинно-следственными связями, мгно­
венно сцепляя их в сюжетный ряд. Эта конечная интерпретация
(восприятие, осмысление) задает, так сказать, ту точку зрения,
ту перспективу, с которой видятся эти события. Это своего рода
сито, ф и л ь т р , через который отсеиваются те образы, которые
не связываются с конечным (значимым) событием — они за­
бываются, исчезают из нашей памяти, — и который заставляет
вдруг увидеть все остальные образы как содержательно связан­
ные друг с другом, расположить их в сюжетной последователь­
ности.
Итак, события мгновенно организуются, выстраиваясь в ли­
нейный ряд: мы видим их сразу как бы озаренными вне­
запной вспышкой прожектора. Таким образом задается се­
мантическая установка (семантический код), которая пределяет п р о ч т е н и е увиденного: события воспринимаются по­
стольку, поскольку они связываются в сознании с конечным
результатом .
Мы вправе предположить, что принципиально так же обсто­
ит дело и с восприятием истории. К о л ь скоро некоторое событие
воспринимается (самими современниками, самими участниками
исторического процесса) как значимое д л я истории, т. е. семио­
тически отмеченное в историческом плане, — иначе говоря, коль
скоро ему придается значение и с т о р и ч е с к о г о ф а к т а , — это
заставляет увидеть в данной перспективе предшествующие со­
бытия как связанные друг с другом (при том, что ранее они
могли и не осмысляться таким образом). Итак, с точки зрения
н а с т о я щ е г о производится отбор и осмысление прошлых со­
бытий — постольку, поскольку память о них сохраняется в кол­
лективном сознании. Прошлое при этом организуется к а к текст,
прочитываемый в перспективе настоящего .
8

9