Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
ге, сделанное при Макарий, говорит о поставлении Ионы и о
поставлении Макария в сходных выражениях. Вместе с тем, со­
поставление этих текстов обнаруживает одно важное отличие:
Макарий, в отличие от Ионы и других митрополитов, был «умо­
лен и понужен» не только епископами (как это и предписыва­
ется вообще 14-м апостольским правилом), но и самим царем;
то же подчеркивается затем и в духовной грамоте Макария
(см. выше). Итак, специальное поставление митрополита — че­
рез новую хиротонию — оказывается теперь непосредственно
связанным с наличием царя на Руси. Собственно говоря, когда
Макарий ставился в митрополиты, Иван IV еще не был царем;
несомненно, данная мотивировка появляется именно в связи с
его венчанием на царство, т. е. непосредственно связывается с
новым статусом русского государя. Поскольку венчание на цар­
ство имеет своим следствием учреждение патриаршества на Ру­
си, особая хиротония при поставлении главы церкви восприни­
мается в дальнейшем как нечто естественное и закономерное.
Митрополит Макарий, бесспорно, оказал вообще большое
влияние на последующие представления о русском первосвятителе; достаточно показательно в этом смысле появление в Мо­
скве белого клобука, который, начиная с Макария, носит гла­
ва русской церкви (и который становится, таким образом, сим­
волом духовной власти), а также обряда шествия на осляти в
Вербное воскресенье (который символизирует отношения свет­
ской и духовной власти). Это влияние должно было проявиться
и в порядке возведения на московскую кафедру. Вместе с тем,
влияние это сказалось не сразу.
Так, после смерти Макария возобновляется практика поста­
вления на митрополию не-епископов: в 1564 г. ставится митропо­
лит Афанасий из старцев Чудова монастыря; митрополит Афа­
насий был в свое время духовником царя, и это обстоятельство,
вероятно, определило его избрание. Характерно, что при этом
составляется новый чин «на поставление митрополичье», как
бы оправдывающий поставление Афанасия: здесь говорится о
поставлении в митрополиты епископа, архимандрита, игумена
или «старца духовного» (ААЭ, I, №264, с. 297-300). Замеча-