Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
вался на этом основании признавать автокефалию русской цер­
кви; это явилось одним из основных моментов его осуждения.
Законность поставления Ионы могла, по-видимому, ставиться
под сомнение и его современниками, и мы знаем случаи непри­
знания или отрицательного отношения к митрополиту (см.: Ио­
сиф Волоцкий, 1959, с. 191; Казакова, 1960, с. 298; Голубинский,
II, 1, с. 490-491; Голубинский, II, 2, с. 540; Макарий, VI, с. 17;
РФА, IV, с. 802-803; Белякова, 1992, с. 172-173).
Сам Иона впоследствии обосновывал свое поставление ссыл­
кой на канонические правила, однако правила, на которые он
ссылается, имеют отношение, вообще говоря, к поставлению епи­
скопа, а не митрополита; он цитирует, в частности, 1-е апостоль­
ское правило в толковании Аристина, приводя его, однако, в ис­
каженном виде (РФА, I, № 5 1 , с. 187, ср.: РФА, V, с. 998; Р И Б ,
VI, № 8 1 , стлб. 622-623).
Замечательно, вместе с тем, что, ссылаясь на 1-е апостоль­
ское правило, Иона считает н у ж н ы м подчеркнуть в послании
1460-1461 гг., что он был поставлен «от всих архиепископов
и епископов сдешнего православнаго великаго самодержьства»
(РФА, I, № 5 1 , с. 187), — при том, что данное правило указы­
вает, вообще говоря, на достаточность двух или трех архиере­
ев. В то же время поставление Ионы отвечает обычной прак­
тике поставления епископа в Древней Руси, которая предпола­
гала согласие — и посильное участие — всех епископов митро­
полии. В данном случае вместо митрополии выступает область
«сдешнего православнаго великаго самодержьства», т. е. поня­
тие митрополии фактически заменяется понятием государства,
управляемого православным самодержавным государем. Таким
образом, возникает аналогия Московского государства с Визан­
тийской империей, которая развивается в дальнейшем в доктри­
ну «Москва — третий Рим»; именно в рамках такого понимания
и осмысляется теперь 1-е апостольское правило.
Итак, Иона был поставлен не патриархом, а епископами —
при том, что епископы правомочны были, вообще говоря, поста­
вить лишь епископа, но не митрополита. К а к к а ж е т с я , епископы
повторили хиротонию, т. е. поступили так, как принято посту-