Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
а б с о л ю т н о т о ж д е с т в е н н ы м и : речь идет, по существу, об
одном и том же обряде, т. е. о совершении того же таинства.
Скорее всего, русские иерархи знали о том, что при венчании на
царство в Византии совершалось помазание, но при этом не рас­
полагали описанием того, как именно совершался данный обряд
в Константинополе; в результате они ввели в чинопоследование
венчания на царство тот обряд, который был им известен.
Так, в частности, если константинопольский патриарх, помазуя императора, возглашал «Свят, Свят, Свят» (см., например:
Верпо, 1966, с. 258; Минь, P G , CLV, стлб. 353-354), то москов­
ский митрополит, помазуя царя, произносил «Печать и д а р Свя­
таго Духа» (в позднейшей редакции: «Печать д а р а Духа Свята­
го»), т. е. именно те слова, которые произносятся при совер­
шении таинства миропомазания; в Константинополе помазание
производилось (крестообразно) лишь над головой коронуемого
монарха, в Москве же помазывали чело, уши, перси, плечи и
обе стороны обеих рук, причем к а ж д ы й раз повторялись сло­
ва «Печать и дар Святаго Духа», как это и принято вообще при
миропомазании (Барсов, 1883, с. XXVIII, 8, 63, 87; Арранц, 1983,
с. 413). Подобно тому, как после крещения и миропомазания в
течение семи дней принято было не снимать белой крестиль­
ной одежды и не умываться, чтобы не смыть с себя миро (см.:
Алмазов, 1884, с. 470 и сл.; Одинцов, 1881, с. 83, 152; Дмитриев­
ский, 1884, с. 307), так и царь после помазания мог умыться и
сменить одежду лишь на восьмой день. К а к видим, ритуал по­
мазания повторяется во всех деталях (см.: Барсов, 1883, с. 63,
87-88, 96; Идея Р и м а . . . , с. 92,118; Д Р В , VII, с. 31, 291-292, 360,
465; СГГиД, II, № 5 1 , с. 83-84; СГГиД, III, №16, с. 85; Леонид,
1882, с. 32-33; Шпаков, 1912, прилож. II, с. 122).
Отметим, что возглашение «Свят, Свят, Свят» отсылает к
ветхозаветной традиции (см.: Исайя, VI, 3) и, в частности, к
ветхозаветной традиции помазания на царство, заставляя вспо­
мнить о поставлении царей Израиля; между тем слова «Печать
и дар Святаго Духа» очевидным образом соотносятся с тради­
цией новозаветной. Если возглашение «Свят, Свят, Свят» отме­
чает богоизбранность того, кто становится царем (подобно то-