Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
вления Федора Ивановича на царство: Идея Рима. . ., с. 117-118;
СГГиД, II, № 5 1 , с. 83; Шпаков, 1912, прилож. II, с. 120-122), од­
нако соответствующий чин был составлен еще при Иване IV —
по всей вероятности, в середине 1550-х гг. (имеем в виду так
называемую Формулярную редакцию чина венчания на царство
Ивана IV: Барсов, 1883, с. 42-90; Идея Рима. . ., с. 78-95; Д А И ,
I, №39, с. 41-53; ср.: Савва, 1901, с. 146-151).
Помазание миром при возведении на престол имело место в
Византии, т а к ж е как и на Западе. Д л я нас несущественно, что
в Византии этот обряд появляется под западным влиянием (он
был неизвестен до завоевания Константинополя крестоносцами,
см.: Острогорский, 1955, с. 249-251; Острогорский, 1973, с. 37-38;
Михель, 1959, с. 10, 12): составители русского чина поставления
на царство (митрополит Макарий и его сотрудники), несомнен­
но, исходили из у ж е сложившейся византийской традиции.
Однако в Византии помазание миром при коронации не ото­
ждествлялось с таинством миропомазания, которое в православ­
ной церкви совершается обычно непосредственно после креще­
ния. В России же произошло такое отождествление (см.: Арранц, 1978, с. 66; Арранц, 1983, с. 413, 415; Арранц, 1990, с. 86,
примеч. 5).
Здесь необходимо подчеркнуть, что помазание миром совсем
не обязательно означает таинство миропомазания. Т а к , напри­
мер, мы можем благоговейно умыться водой из крещальной ку­
пели, но это не будет означать второго крещения; равным обра­
зом не означало крещения и традиционное купание в «Иорда­
ни», т. е. крещенской проруби, устраиваемой на Богоявление, —
при том, что в ней принято было крестить взрослых людей,
обращающихся в православие. Совершенно так же в католиче­
ской церкви сразу же после крещения священник м а ж е т крещаемого миром, однако это не считается особым таинством; в даль­
нейшем при конфирмации помазание миром совершает епископ,
и это уже воспринимается как таинство.
Соответственно, в Константинополе помазание при корона­
ции отчетливо отличалось от того, как совершается миропо­
мазание, между тем как в Москве оба обряда оказываются