Избранные труды. Том I. Семиотика истории. Семиотика культуры

Успенский Б. А. Избранные труды. Т.I. Семиотика истории. Семиотика культуры. Изд. 2-е. — Москва: Школа "Языки Русской Культуры", 1996. С.608. ISBN 5-88766-007-4

Настоящее (второе) издание «Избранных трудов» выходит в 3-х томах в исправленном и значительно расширенном виде. Некоторые статьи публикуются впервые. Почти все статьи были переработаны для данного издания. Первый том "Семиотика истории. Семиотика культуры" открывается общей статьей, посвященной восприятию времени, и в частности, восприятию истории как действенному фактору в историческом процессе. Эти общие положения иллюстрируются в последующих работах на конкретном материале русской истории. Таковы, например, статьи о самозванцах в России, о восприятии современниками Петра I, и цикл статей, посвященных концепции Москвы как третьего Рима. Автор показывает, что восприятие истории является культурно обусловленным и что оно (это восприятие) определяет исторический процесс. Другой цикл статей специально посвящен царской власти в России. Таковы статьи "Царь и Бог", "Царь и патриарх", "Царь и самозванец". Третий цикл статей данного тома посвящен дуализму в русской культуре. Таковы статьи "Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века)" и "Анти-поведение в культуре Древней Руси".

Содержание

Предисловие

Предисловие ко второму изданию

История и семиотика (Восприятие времени как семиотическая проблема)

Historia sub specie semioticae

Восприятие истории в Древней Руси и доктрина «Москва — третий Рим»

Отзвуки концепции «Москва — третий Рим» в идеологии Петра Первого (К проблеме средневековой традиции в культуре барокко) (в соавторстве Ю. М. Лотманом)

Царь и самозванец: самозванчество в России как культурно-исторический феномен

Царь и патриарх: харизма власти в России (Византийская модель и ее русское переосмысление)

Царь и Бог (Семиотические аспекты сакрализации монарха в России) (в соавторстве с В. М. Живовым)

Роль дуальных моделей в динамике русской культуры (до конца XVIII века) (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Дуалистический характер русской средневековой культуры (на материале «Хожения за три моря» Афанасия Никитина)

Миф — имя — культура (в соавторстве с Ю. М. Лотманом)

Анти-поведение в культуре Древней Руси

Раскол и культурный конфликт XVII века

Цитируемая литература

Принятые сокращения

Библиографическая справка

Именной указатель

Оглавление

OCR
1697 году пошелъ самъ въ чуяае край, и по возвращенш своемъ, какъ
титло, такъ и видимое почтете къ нему сохранялъ; называя его какъ
на словахъ, такъ и въ писмахъ Государемъ, и употреблялъ суровость
и строгость его для унижетя гордости боярской, и для изыскатя и
наказатя преступлетй даже до его смерти» (Щербатов, 1774, с. 15).
По словам Голикова, уезжая за границу в 1697 г., Петр «учреждаетъ
новое правительство»: «Велиюй Государь, поруча правлете Государ­
ства вьрнъйшимъ Боярамъ, Князю Ромодановскому и Тихону Ники­
тичу Стрешневу, придавъ имъ въ помощь надежньйшихъ изъ Бояръ,
а имянно: Льва Кириловича Нарышкина и Князей Голицына и Про­
зоровская. А чтобъ уважить болъе Главнаго Правителя Князя Ромодановскаго, то далъ ему титло Князя Кесаря и Величества, и самъ
дьлалъ видъ предъ нимъ поданнаго» (Голиков, I, с. 290).
После Полтавской победы Петр считает своим долгом поздравить
Ромодановского, поскольку это означает, что отныне Петербург станет
резиденцией «Его Величества»: «которою в свете неслыханною викториею вашему величеству поздравъляем. I нынь уже без сумньния
желание вашего величества, яже резиденцию вам iMbTb в Питербурхь,
совершилось чрес сей упадок конечной непъриятеля» (Письма и бу­
маги Петра, IX, 1, №3281, с. 246).
Необходимо иметь в виду, что Петр может называться импера­
тором задолго до официального принятия им императорского титула в
1721 г. Это специально отмечал Феофан Прокопович в своем похваль­
ном слове Петру 1725 г. — вспоминая о том, как «прошетемъ нашимъ
убьдили мы его приняти з в а т е великаго, и 1мператора», Феофан до­
бавляет: «каковъ и прежде былъ и отъ всьхъ нарицался» (Феофан
Прокопович, II, с. 163). Действительно, Петр именуется таким обра­
зом — «императором» и «отцом отечества» — уже в 1708 г. в речи,
сказанной ему от всего духовенства (Харлампович, 1914, с. 462, при­
меч. 4, со ссылкой на Архив типографской библиотеки, № 100, л. 20).
С этого времени мы встречаем данное название по отношению к Пе­
тру неоднократно. В 1709 г. по случаю Полтавской победы публику­
ется «Полткольпная атсоФешак; достохвалныя храброст1 всерсоссшскагсо геркулеса . . . вел1каго государя нашего царя i велшаго князя
Петра Але£,1евича всея в е л т я , i малыя, i бьлыя Poccii iMnepaTopa i
автократора» (Пекарский, II, № 160; Быкова и Гуревич, 1955, №26); в
1713 г. в заглавии «Книги Марсовой. . . » значится, что она напечатана
«повелътемъ iMnepaTopa, Петра Перваго самодержца всероссшскаго»,
причем на фронтисписе этой книги был помещен портрет Петра, вы­
полненный Алексеем Зубовым в 1712 г., с надписью: «Петръ Первьп
1мператоръ пркнопр1бав1тель царь i самодержецъ всероскки» (Пекар­
ский, II, №233, с. 291; Быкова и Гуревич, 1955, №68; Портрет Петров­
ского времени, с. 206; слово присноприбавителъ означает «августей­
ший»; ср.: augustus от аидео «умножаю, прибавляю»). «Императором»
3 6